Юрий Пашолок (yuripasholok) wrote,
Юрий Пашолок
yuripasholok

Category:

"Хотел как лучше"

У Фердинанда Порше, вопреки злым языкам, еще до войны был очень богатый опыт танкостроения. В 20-е годы он был главным конструктором Großtraktor на Daimler-Benz. Машина получилась очень сложной и не особо надежной даже на фоне образцов других фирм, но надо отдать должное - все Großtraktor были такими же сложными и не особо надежными. Тем более там был вполне определенный "смотрящий" от 6-го отдела Департамента Вооружений - Генрих Книпкамп, который задавал тон общей концепции машины. В 30-е годы, уже в роли руководителя Porsche K.G., Порше занимался улучшением танков, прежде всего Pz.Kpfw.III. Как раз его люди (а именно Карл Рабе) разработали торсионную подвеску, которую обкатали сначала на Landsverk L-60, а затем поставили на Z.W.38. И вот ее сложно назвать заумной. Подвеску от Порше можно было увидеть на подавляющем большинстве последующих немецких танков.
Новая страница в истории взаимоотношений Порше и танков началась в 1939 год. Тогда была создана танковая комиссия, случилось это по инициативе Гитлера, а также рейхсминистра вооружения и боеприпасов Тодта. Возглавил ее Порше, заместителем стал Оскар Хакер, глава фирмы Steyr. Так образовалась своеобразная «австрийская группировка»: помимо австрийского происхождения большинства членов комиссии, многие из них ранее работали на Austro-Daimler. Была у Танковой Комиссии и производственная база: в этой роли выступал завод Nibelungenwerk, построенный Steyr после аншлюса и выпускавший ряд немецких танков. Также «в деле» оказались несколько немецких промышленных гигантов, включая Krupp и Siemens, а затем там оказалась и Škoda. Данная "могучая кучка" и стала новой производственной площадкой, причем видно витание идей туда-сюда.
Первенцем Porsche K.G. на ниве танкостроения стал тяжелый танк Porsche Typ 100. Работы по нему начались в конце 1939 года, а облик сформировался к 1941 году. Он отлично показывал общий подход команды Порше к танкам. Вместо обычной торсионной подвески балансирная подвеска с укороченными торсионами, моторно-трансмиссионная группа в кормовой части корпуса, электромеханическая трансмиссия, моторы (2 штуки) воздушного охлаждения австрийского происхождения, боевое отделение, смещенное вперед. В общем, всё не как у Книпкампа. Машина, получившая обозначение VK 30.01 (P), имела сложную судьбу, поскольку ближе к весне 1941 года началась тенденция к росту массы, в виду усиления броневой защиты. Эстафетную палочку перехватил другой танк - Typ 101, более известный как VK 45.01 (P). Машина также сложной судьбы, ее не раз переделывали, в том числе в виду специфичных моторов.

В виду возросших требований по усилению броневой защиты боевая масса машины, и так выходившая за 40 тонн (обозначение 30.01 не должно никого сбивать с толку, реально машина была сильно тяжелее), оказалась больше 50 тонн. При таком росте массы прежняя силовая установка не годилась. Нужны были другие, более мощные моторы, а это влекло за собой необходимость переделки моторного отделения. Возросшая масса также диктовала необходимость усиления ходовой части. Вместо модернизации у конструкторов получался новый танк, разработка которого началась в июле 1941 года. Впрочем, общая концепция осталась прежней, да и мотор, получивший обозначение Typ 101, был похож на предшественника. Его объем вырос до 15 литров, а мощность – до 310 лошадиных сил при 2500 об/мин. Суммарно два установленных на танке мотора должны были выдавать 620 лошадиных сил. Каждый двигатель был сблокирован с генератором Siemens-Schuckertwerke aGV 275/24, которые крепились с передней части двигателя.


Typ 101/2 в блоке с генератором.

22 июля 1941 года с Krupp был заключён контракт SS-2105803/41 на изготовление 100 комплектов брони для Typ 101. На следующий день был заключён контракт SS-210–5905/41 на изготовление 100 башен вместе с вооружением. Орудия к ним поставляла фирма Wolf Buchau. Поставщиком моторов выступала фирма Simmering-Graz-Pauker AG из Вены, за электрооборудование, включая генераторы и электродвигатели, отвечала Siemens-Schuckertwerke. Ходовую часть изготавливала Škoda. Окончательная сборка производилась силами Nibelungenwerk в Санкт-Фалентин, Австрия. Одним словом "могучая кучка" работала эффективно и особо не зависела от 6-го отдела Департамента Вооружений, который в этот момент корячился с танками Henschel. Впрочем, у Порше и компании тоже были свои нюансы. Обычно говорится, что Порше спал и видел исключительно электромеханическую трансмиссию, но это не так. В марте 1942 года было принято решение половину Pz.Kpfw.VI Ausf.P (использовалось именно такое обозначение) построить в варианте Typ 102, заводское обозначение Sonderfahrzeug II HA. Typ 101, в свою очередь, стал обозначаться как Sonderfahrzeug II EA. Буква E означала электромеханическую трансмиссию, а H – гидромеханическую, фирмы Voith. При этом второго варианта планировалось выпустить половину, то есть 50 штук. Но пока шли работы по гидромеханической трансмиссии, электромеханическая уже вышла на испытания.


Один из Pz.Kpfw.VI(P1) с массогабаритным макетом башни, который использовался для испытаний.

Построенные в металле боевые машины имели некоторые, скажем так, нюансы. Боевая масса в реальности оказалась чуть больше 60 тонн. Это заставило быстро переделывать ходовую часть под более широкие траки. Но еще раньше выявилась другая проблема. Называлась она мотор Typ 101. Первый тестовый образец был построен в декабре 1941 года, и сломался он спустя несколько минут после запуска. Несколько месяцев Porsche и Simmering работали над устранением недостатков. 9 марта 1942 года на сборочное предприятие был доставлен второй двигатель, который работал как часы. Спустя 2 дня прибыл третий мотор, также не имевший никаких проблем. А вот на испытаниях выяснилось, что моторы перегреваются. В июне 1942 года один из серийных двигателей был подвергнут испытаниям. Мотор выдал мощность 311 лошадиных сил, но дальше начались проблемы. Карл Рабе, правая рука Фердинанда Порше, выявил основную причину возникавших неполадок. Из-за недостаточной площади охлаждения и пузырения масла, выполнявшего роль охлаждающей жидкости, перегревался распределительный вал. В результате после 50 часов работы двигатель начинал резко терять мощность и ломался.


Те самые моторы невезения

Было решено провести модернизацию мотора. Вариант дополнительными вентиляторами, установленными над генератором, получил обозначение Typ 101/2. По габаритам он был схож с Typ 101, но для установки улучшенного мотора всё же потребовалось немного переделать моторное отделение. 23 июля контракт вновь был изменён. Теперь 30 машин должно было быть построено в версии Typ 101, 10 – в версии Typ 102, а оставшиеся 60 танков, получавших мотор Typ 101/2, обозначались как Typ 103. Поскольку все эти модификации особо не отличались от Typ 101, их заводское обозначение осталось прежним – Sonderfahrzeug II EA. В итоге моторы стали одним из узких мест, которые отчасти и погубили Pz.Kpfw.Tiger (P), так танк назывался в финальном варианте. Разумеется, без подковерных игр дело не обошлось, но "кривой" мотор с воздушным охлаждением сделал своё дело.

Статья по Pz.Kpfw.Tiger (P): https://warspot.ru/10435-tigr-porshe-zhertva-gryaznoy-konkurentsii
Tags: танки Порше
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments