Юрий Пашолок (yuripasholok) wrote,
Юрий Пашолок
yuripasholok

Category:

Неспешный истребитель по-немецки

В случае с немцами военного периода весьма распространенным явлением были случаи, когда на вооружение принимались машины (и они даже воевали), которые в серию так и не пошли. Особенно распространенным явлением подобного типа были истребители танков. Бывало по-разному - то база, на которой машину собирались выпускать, выбывало из танковой программы, то испытания заканчивались неудачно, то и вовсе какие-то невнятные причины. При этом смех ситуации заключался в том, что порой машины-то получались вполне удачными, больше того, они вполне влияли на расстановку сил на том участке фронта, где служили.
Как раз такая ситуация была с данной машиной. Изначально она и не предполагалась как истребитель танков. В начале 1938 года концерн Krupp начал разработку самоходного орудия, вооружённого 105-мм орудием K18. Машина разрабатывалась на базе танка PzKpfw IV и создавалась для вполне определённой цели — борьбы с долговременными укрепленными точками на оборонительных линиях. Машина получила обозначение Pz.Sfl.IVa, забегая вперед, стоит отметить, что она как раз стала одним из "отвергнутых" самоходов, причем немцы совершили большую ошибку. Так вот, довольно быстро родилась идея создания еще более мощного "вскрывателя бункеров". Для него решили использовать 128-мм зенитную пушку Flak 40. Взяв за основу зенитное орудие, конструкторское бюро Rheinmetall Borsig разработало вариант, получивший обозначение 12.8 cm Kanone L/61. Оно оказалось самым мощным среди орудий самоходных артиллерийских систем, применявшихся в боевых действиях. На расстоянии двух километров бронебойный снаряд этой пушки пробивал стальной лист толщиной 130 мм, установленный под углом 60 градусов. Тут не то, что бункер, а любой танк военного периода пасовал. Правда, система получилась очень тяжелой - почти 8 тонн массы. Поэтому в 1940 году началась работа по созданию самоходной артиллерийской установки на шасси перспективного тяжелого танка VK 30.01 (H). Но и это шасси было для орудие маловато (да и слабовато, если честно). Исходник при массе 32 тонны имел удельную мощность 9,4 л.с. на тонну, а удельное давление на грунт составляло запредельные 1,04 кг/см2. А САУ на его базе, получившая обозначение 12.8 cm Sfl. L/61 Pz.Sfl.V, даже предварительно весила еще больше - 36 тонн. Так что самоход с самого начала предполагался неспешным.

Надо сказать, что изначально планы на данную самоходку были весьма грандиозные. Henshel, изготовитель VK 30.01 (H), получил контракт на выпуск двух Pz.Sfl.V установочной партии со сроком изготовления в декабре 1940 года. В случае успешного прохождения испытаний предусматривался выпуск 100 машин первой серии. Орудия выпускались силами Rheinmetall Borsig. Вот только существенное торможение программы VK 30.01(H) привело к тому, что уже во второй половине 1940 год актуальность "истребителя бункеров" была под большим вопросом. Франция вышла из игры, остальные страны, имевшие мощные линии обороны, пали еще раньше. Так что сроки выпуска опытных образцов постоянно сдвигались. То лето 1941 года, то осень... Самоходные установки, к тому моменту переименованные в Pz.Sfl. für 12,8 cm K40, удалось сдать только к марту 1942 года. К этому моменту они лишились уже не только целей в виде вражеских укреплений, но и базы. 30 января 1942 года 6-й отдел Департамента вооружений свернул программу VK 30.01(H) как лишённую перспектив, а шасси установочной партии переориентировали на изготовление учебных танков. Впрочем, два шасси всё же пошли на изготовление установочных образцов Pz.Sfl. für 12,8 cm K40.


Pz.Sfl. für 12,8 cm K40 с серийным номером 1, позже получил имя собственное Max.

Столь огромное орудие стало причиной того, что шасси VK 30.01 (H) пришлось очень сильно перерабатывать. Корпус был удлинён на полтора метра, по этой причине пришлось вносить изменения в ходовую часть. С каждой стороны конструкторы добавили по паре опорных катков, изменилось местоположение поддерживающих катков. Число траков с каждой стороны увеличилось до 85. Для того чтобы компенсировать повышенную нагрузку на кормовую часть, были усилены торсионы последних двух пар катков. Впрочем, как показала практика, и этих мер оказалось недостаточно. В боевых условиях частыми были случаи выхода из строя задних опорных катков. Еще одним нюансом была силовая установка. Установили ее аккурат под орудием, ибо более никаких других мест для размещения не осталось. В виду расположения двигателя под орудийной тумбой его ремонт, а тем более демонтаж оказался нетривиальной задачей, особенно в полевых условиях. Так что вряд ли расчеты данных машин свои самоходки любили.


Второй экземпляр, имел имя собственное Moritz. Таким он был в учебке.

Отчасти проблемой машины было то, что ее сделали слишком толстобронной. От VK 30.01(H) достался корпус с толщиной брони 50 мм во лбу и 30 мм по бортам, плюс толщину лба рубки сделали 30 мм. Другой вопрос, что машина с такими габаритами (а высота составляла 2,75 метра) являлась хорошей мишенью, а а толщины брони всё равно было недостаточно. Сделай ее где-нибудь 20 мм, вполне удалось бы вписать в 30 тонн, и машина получилась бы вполне подвижной. Но по факту получилось 36,5 тонн, удельная мощность снизилась до 8,5 л.с. на тонну, про удельное давление можно и не спрашивать. В виду больших габаритов орудия и его боеприпасов боекомплект составлял всего 15 выстрелов, для истребителя танков (а теперь Pz.Sfl. für 12,8 cm K40 рассматривалась именно в таком ключе) маловато. Главным плюсом являлась орудийная система. Pz.Sfl. für 12,8 cm K40 была обладателем самой мощной пушки среди всех немецких боевых машин.


Moritz на фронте, лето 1942 года

Несмотря на кучу недостатков, обе Pz.Sfl. für 12,8 cm K40 оказались на фронте. Их свели в отдельный взвод тяжелых истребителей танков, который действовал в составе 521-го дивизиона истребителей танков. Машины часто страдали от выхода из строя опорных катков, да и с силовой установкой имелись проблемы. О боевом применении Pz.Sfl. für 12,8 cm K40 информации сравнительно немного. Зато хорошо известно, какое прозвище они получили в войсках — Sturer Emil, то есть «Упрямый Эмиль». Объяснить его несложно: теоретически максимальная скорость САУ составляла около 25 км/ч, но в реальности быстрее 20 км/ч они не ездили. Но зато была очень мощная пушка, которая позволяла бороться с советскими танками на запредельных дистанциях. Уже к концу лета 1942 года на стволе второй машины, Moritz, красовались отметки о более чем 30 победах. Ныне эта машина стоит в парке "Патриот".

Статья о Pz.Sfl.V: https://warspot.ru/9591-raritet-iz-pod-stalingrada
Tags: vk 3001, немецкие истребители танков
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Модернизация Б-4 по-свердловски

    Одной из больших удач отечественной артиллерии межвоенного периода стала 203-мм гаубица особой мощности Б-4. Подобно знаменитой "полковушке", это…

  • Плати от сердца к солнцу

    На днях в Казахстане, а именно в Шымкенте, заработала система оплаты проезда TOLEM. Всё бы ничего, но внезапно их страничка в мордокниге перестала…

  • Скорость прогресса

    Тот самый прогресс, о котором так часто говорят, никуда не делся, это касается, в том числе, и автомобилей. Кажется, что автомобили и так достигли…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments