Юрий Пашолок (yuripasholok) wrote,
Юрий Пашолок
yuripasholok

Category:

Бронесарай против ДОТ-ов

Советско-финская война 1939-40 годов стала весьма специфичным военным конфликтом. Во-первых, это была первая война с массовым применением танков, которая шла в зимний период, что внесло свою специфику. Во-вторых, это была первая война, в которой механизированным частям пришлось штурмовать хорошо укрепленную линию обороны. Линия Маннергейма оказалась по-настоящему крепким орешком. В ходе ее штурма очень быстро выяснилось, что требуется самоходная артиллерийская установка, способная поражать финские долговременные огневые точки.
Первой такой САУ стал КВ-2, по сути гипертрофированный "артиллерийский танк". Он вполне справлялся с разрушением надолбов, причем боевое применение случилось еще в советско-финскую войну. Но сразу было понятно, что это полумера. Характеристики борьбы с бетонными сооружениями у М-10 были не особо выдающимися. Бронепробитие в 90 мм на дистанции в километр – это совсем не то, чем можно эффективно бороться с ДОТами вроде финского «миллионника». Таким образом, КВ-2 оказывался не заменой, а лишь дополнением к полноценным "истребителям ДОТ-ов", которые разрабатывались силами опытного завода №185. Речь идет о СУ-100Y и СУ-14-БР-2, обе машины построили в металле, но на войну они опоздали. Что не менее важно, дальше опытных машин ничего всё равно бы не получилось. Т-35 окончательно умер еще в 1938 году, а шансы Т-100 на серийный выпуск близились к нулю. Вместе с тем, потребность в специализированном истребителе ДОТ-ов имелась. В предложениях по уточнению системы танкового вооружения, датированных июнем 1940 года, пунктом 3 шло создание «самоходной бронированной тяжёлой артиллерии с задачей разрушения ДОТов». В качестве базы предлагалось использовать тяжёлый танк СМК. Вооружать систему предлагалось пушками калибра 122, 130, 152 или 180 мм. Впрочем, основным вариантом указывалась конкретная 152-мм пушка обр.1935 г, она же БР-2. Также в качестве временной меры предлагалось немедленно запустить в серию Т-100Y, проработав вопрос установки на ту же базу 152-мм пушки БР-2.
Никаких работ по созданию установок на базе СМК и Т-100 провести не успели: от самих этих машин отказались уже в июле. Но свято место пусто не бывает. Вчера исполнилось 80 лет одному событию в истории отечественного танкостроения. 17 июля 1940 года вышло постановление СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) №1288–495сс, согласно которому Кировский завод к 1 декабря 1940 года должен был изготовить 4 образца модернизированных танков КВ. Так начиналась история двух танков - Т-150 и Т-220. По хорошему счёту, в ГАБТУ КА "убили" СМК и Т-100 лишь для того, чтобы начать всё сначала. Но была еще и пытая машина - опытный образец самоходной установки с вооружением 152 мм пушкой БР-2. Более известна она как САУ 212, иногда ее также называют Объект 212А, но такого обозначения не использовалось.

Поручили разработку машины СКБ-4 Кировского завода, которое занималось вооружением, оно же занималось и САУ. Собственно говоря, индекс 212 - это СКБ-2, а какой индекс был у СКБ-4, пока неизвестно, можно лишь говорить о том, что он точно начинался с цифры 4. Например, орудийная установка КВ-2 именовалась 402. Ведущим инженером машины являлся конструктор Ц.Н. Гольбурт. С самого начала данная самоходная артиллерийская установка находилась в низшем приоритете. Надо понимать, что "истребитель ДОТ-ов" совсем не являлся чем-то срочно необходимым Красной Армии. С самоходными артиллерийскими установками и так была беда, а тут машина, для которой целей раз-два и обчелся. Кроме того, для начала требовалось шасси, а оно начало формироваться далеко не сразу. Так что 212 с самого начала сильно зависела от Т-220. Посему реальные работы по проектированию САУ началось только в августе 1940 года, а изготовление чертежей в октябре. Как раз к тому моменту сформировался облик агрегатной базы Т-220. В частности, появился мотор, получивший индекс В-2СН. От штатного В-2 он отличался тем, что на него установили механический нагнетатель от авиационного двигателя АМ-38. Благодаря нагнетателю мощность В-2СН выросла до 850 лошадиных сил. С учетом того, что обе машины имели массу более 60 тонн, такая силовая установка являлась насущной необходимостью.


Так должна была выглядеть САУ 212

Специфичность требований, в том числе и необходимость иметь минимальный вылет ствола за пределы габаритов, предопределили облик 212. Данная машина получила боевое отделение в кормовой части корпуса, соответственно, моторное отделение переместилось вперед. Так что теперь в отделении управления было место только для механика-водителя. Машина выглядела довольно крупной, но на самом деле она была менее чем на полметра длиннее и незначительно выше Т-220. Толщина брони составляла 60 мм по периметру, для защиты от орудий калибра 37-47 мм вполне достаточно. Надо сказать, что по поводу броневой защиты были весьма бурные дебаты. Дело в том, что в ГАУ КА требования по броневой защите ужесточили, подняв толщину брони до 75 мм. Это вызывало очень бурную реакцию со стороны Кировского завода. В декабре 1940 года началась очень бурная переписка. Наивные люди из ГАУ хотели при этом 55 тонн массы, а при их хотелках получалось на 10 тонн больше. Как говорит одна ведущая, "это норма". После дебатов, длившихся до конца декабря, артиллеристы были вынуждены сдаться. Но судьба у 212 легче от этого не стала.


Продольный разрез машины

По состоянию на 14 декабря 1940 года проектов было уже 2. Помимо 212, предполагалась еще одна машина, также разрабатывавшаяся СКБ-4. Отличалась она тем, что вместо БР-2 ставилась 130-мм морская пушка Б-13, та самая, что была на СУ-100Y. В апреле-мае 1941 года ГАУ ожидало по одному образцу каждой машины, а в ноябре-декабре серию по 12 машин каждого типа. Да, именно такой объём "истребителей ДОТ-ов" и планировался. Первой, естественно, шла 212, но и с ней дела пошли совсем не так, как планировалось.


Собственно, реальный показатель предполагавшегося объема выпуска 212 и варианта с орудием Б-13.
РГВА, фонд 20, опись 38, дело №2908, л.121

Поначалу дело шло неплохо. Согласно отчёту ГАБТУ КА по опытным работам, к январю 1941 года Кировский завод изготовил ряд агрегатов для САУ 212. Также был завершён технологический проект, а чертежи переданы на Ижорский завод для изготовления бронекорпуса. 5 марта 1941 года с Ижорского завода на Кировский завод прибыл комплект корпусных деталей, в принцтипе, можно было начинать изготовлять машину. И на этом, собственно, всё. Дальше началась эпопея с тяжелыми танками нового поколения, так что работы встали, как имеющие наименьший приоритет. Дальше началась война, эвакуация, корпус так и застрял, никому не нужный. Уже после начала войны работы по аналогу 212 передали на УЗТМ, но там даже особо не напрягались по данной теме. И правильно делали: нет базового танка, нет мотора - нет и САУ.

Статья по 212: https://warspot.ru/5335-ohotnik-na-doty
Tags: 212, архивное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • "Копаем организованно!"

    Сохранившиеся до наших дней документы, относящиеся временам оккупации Украины немцами, являются крайне интересным пластом информации. Немцы, как люди…

  • "Несутся в бой картонные танкисты"

    Кино про японских военных - это почти всегда ярко, зрелищно, но при этом слуга так упорото. Дело не только в банзай-атаках, но и в том, какой обычно…

  • Барражирующий привет сверху

    Продолжая тему беспилотных летательных аппаратов, которые были представлены на международном военно-техническом форуме "Армия-2020". Ныне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments