Юрий Пашолок (yuripasholok) wrote,
Юрий Пашолок
yuripasholok

Categories:

Дебютная работа Котина

Согласно одной популярной среди любителей альтернативных историй теории, советский "средний" танк Т-28 следовало развивать, постепенно улучшая его конструкцию. На самом же деле, во-первых, Т-28 являлся, согласно система танкового вооружения РККА на 1935 году, "танком качественного усиления", или танком РГК. По сути выполнял он роль танка тяжелого типа. Во-вторых, во всё том же 1935 году , согласно системе танкового вооружения, машина должна была иметь колесно-гусеничный ход, развивая на колесах до 70 км/ч. Впрямую это не говорилось, но фактически Т-28 должен был уступить своё место другому танку. Данная машина, получившая обозначение Т-29, базировалась на концепции танка-амфибии ПТ-1, разработку данной машины с апреля 1933 года возглавлял Н.А. Астров. С 1934 года разработка танка перекочевала в Ленинград, на опытный завод №185. Тогда же туда переехал Н.В. Цейц, так машина из "московской" стала "ленинградской".
Перспективы у Т-29 были весьма радужные. Образец Т-29-5, имевший боевую массу 24 тонны, по основным характеристикам был близок к Т-28, но получился заметно быстрее. В ходе войсковых испытаний Т-29-5 была достигнута максимальная скорость около 79 км/ч на колёсах и 58 км/ч на гусеницах. При этом директор завода №185 Н.В.Барыков, присутствовавший на испытаниях, отметил, что машина могла разогнаться на гусеничном ходу до 60-63 км/ч. Средняя скорость на гусеницах по шоссе составила 51,8 км/ч. С такими показателями машина очень быстро стала приоритетной. 28 января 1936 года Т-29 был принят на вооружение Красной Армии, но дальше начались проблемы. В 1935 году ни одного образца Т-29 так и не было построено. АБТУ КА заключило с Кировским заводом соглашение о выпуске 10 Т-29 за 1936 год, но по состоянию на июнь 1936 года Кировский завод и завод №185 только продолжали работу по устранению недостатков, выявленных по итогам испытаний, а также переделку чертежей. Разумеется, в такой ситуации о постройке даже одного экземпляра танка речи не шло. Первую и последнюю эталонную машину построили в декабре 1936 года.
К тому времени по Т-29 начались "брожения умов". Совершенно внезапно обнаружилось, что у Т-29, как наследника ПТ-1, башня двухместная, захотели трехместную. Также появилась идея сделать коническую башню. Всякие предложения подобного толка стали сыпаться, как снежный ком. Вот в таком виде на Кировском заводе машину "принял" новый начальник СКБ-2 - Ж.Я.Котин. Параллельно с доводкой эталонного образца Т-29 начались работы по глубокой модернизации танка. В результате появилась машина, которая могла, с определенной долей вероятности, тем самым "улучшенным Т-28", о котором так любят мечтать любители альтернативной истории. Ее внешний вид, с легкой руки некоторых историков бронетанковой техники, часто трактуется как "Объект 115 ЛКЗ", но на самом деле это Т-29ЦН, по сути дебют Ж.Я. Котина как начальника СКБ-2. А заодно и дебют Н.Ф. Шашмурина как конструктора этого же КБ.

Следует отметить, что до 1937 года Кировский завод работал скорее на подхвате у завода №185. То есть СКБ-2 по сути занималось тем, что работало как связующее звено между разработкой танка (завод №185) и непосредственно производством. Более успешно шли работы не по танкам, а по артиллерии. В частности, на место забракованной 76-мм танковой пушки ПС-3 на Кировском заводе была разработана аналогичная по типу система Л-10. Именно ее, по итогам, поставили в эталонный образец Т-29, эта же система ставилась и на серийные Т-28. 22 мая 1937 года, согласно приказу №7/НО по заводу, был организовали танковый отдел, который и возглавил Котин. Жозеф Яковлевич с самого начала активизировал бурную деятельность на заводе. Помимо Т-29, который тогда казался будущим сменщиком Т-28, одновременно пошли работы по модернизации имеющегося в производстве танка. В частности, именно тогда началась разработка Т-28 с подвеской по типу Т-35. А летом 1937 года начинаются работы по двум образцам развития Т-29, которые "легализовали" уже позже. Это Т-29Ц (СБКГ) и Т-29ЦН.


Эскизный проект Т-29ЦН, 1937 год.

Ведущим инженером машины стал всё тот же Цейц, который к тому моменту работал уже на Кировском заводе. И если Т-29Ц стал чем-то вреде промежуточной машины, на которой отрабатывали новую концепцию, то Т-29ЦН, с точки зрения развития, пошел дальше. Его, конечно, в переписке иногда называли средним, но фактически создавался танк прорыва. При его разработке учитывался опыт войны в Испании, которая показала, что время противопульной брони уходит, да и легкая противоснарядная броня слабовата. Поэтому еще в октябре 1937 года в АБТУ КА, готовя ТТТ на Т-29Ц, "нарисовали" ему иную броню - 50 мм в лобовой части корпуса, а также 30 мм борта и башни. Экипаж при этом вырастал до 6 человек, то есть как у Т-28. Скорость на гусеницах и колесах была одинаковой - до 50 км/ч, а боевая масса оценивалась в 30-32 тонны. В СКБ-2 данные требования учли и к январю 1938 года предоставили свои соображения на данный счет. Боевая масса выросла до 32-32,5 тонн, причем имелась тенденция к ее росту до 35 тонн. Как и предполагалось по проекту, в малых башнях стояли крупнокалиберные пулеметы ДК и спаренные с ними ДТ. В основной башне поставили 76-мм пушку Л-10, а также спаренный, кормовой и зенитный пулеметы ДТ. На Т-29Ц и ЦН также предусматривались кормовая огнеметная установка, а также прибор дымопуска. Также оба проекта предполагали использование двигателя М-17Ф мощностью 650 лошадиных сил, с дальнейшей заменой на дизельный мотор той же мощности.


Так Т-29ЦН должен был выглядеть.

Еще одной интересной особенностью была подвеска. Базовым решением являлась свечная подвеска, но также летом 1937 года Н.Ф. Шашмурин разработал "торзионную" подвеску. Это был скорее резервный вариант, поскольку в проекте Т-29Ц и Т-29ЦН продолжала использоваться свечная подвеска. Тем не менее, Т-29ЦН мог стать и первым советским танком с торсионной подвеской. А заодно и стать первым танком СКБ-2 Кировского завода, который бы построили в металле. Надо сказать, что на заводе №185 быстро отреагировали на первенца Котина. Появившиеся в 1938 году проекты танков прорыва Т-115 были прямыми конкурентами Т-29ЦН. Так получилось, что более известными оказались именно они, а потому в определении Т-29ЦН закралась ошибка. В любом случае, этим проектам было не суждено воплотиться в металле. 7 августа 1938 года постановлением №198сс Комитета обороны при Совете народных комиссаров (СНК) СССР работы по Т-29 прекратили, а на замену Т-28, Т-29 и Т-35 было решено создавать принципиально новый танк прорыва. Так началась история Т-100, СМК, а затем и КВ.


"Торзиннная" подвеска Шашмурина для Т-29ЦН.

Решение закрыть работы по Т-29ЦН и Т-115 было абсолютно верным. По хорошему счету, ходовая часть Т-29 осталась той же самой. Но уже при массе больше 25 тонн начинались проблемы с бандажами опорных катков. Можете себе представить, что случилось бы при массе 32, а тем более 35 тонн. Даже несмотря на то, Т-29ЦН и его конкуренты были уже 5-катковыми, проблемы с бандажами никуда бы не делись. Это можно легко проследить по судьбе еще одного 5-каткового танка - Т-34. У него проблемы начались после превышения массы в 30 тонн. И это не говоря о том, что при такой массе броневая защита Т-29ЦН всё равно была недостаточной. Одним словом, альтернативный сменщик Т-28 выглядел устаревшим еще на стадии бумаги.

Статья по Т-29: https://warspot.ru/10724-etalon
Tags: Т-29
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • High Tech, Low Life

    Наш недоразвитый киберпанк продолжает неторопливое движение по нашей несчастной планете. Так сказать, новые технологии на вооружении уходящего…

  • "Против всего плохого"

    Ныне у некоторых слоёв населения модным явлением стало бегать со всякими лозунгами, которые им подбрасывают. Вплоть до того, что уже классика можно…

  • "Ляг, поспи, и всё пройдет"

    В период с 1921 по 1940 год в Советском Союзе была такая организация, как Центральный институт труда (ЦИТ). Занимался он не чем-нибудь, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments