Юрий Пашолок (yuripasholok) wrote,
Юрий Пашолок
yuripasholok

Categories:

История слова "объект"

Среди историков отечественной военной техники существует одно заблуждение, кторое кочует из одной публикации в другую. Речь идет о слове "объект", которое, согласно распространенной теории, получали все гусеничные боевые машины. На самом деле, это не совсем так.
Откуда же вообще появилось слово "объект"? Корни его стоит искать в Ленинграде, который был одним из центров советского танкостроения. До определенного периода выпускаемые и разрабатываемые изделия Кировского завода имели индексы вроде Т-28, КВ и СМК, которые так и шли в конструкторской документации. Однако с конца 1939 года проекты СКБ-2 получили "сотые" и "двухсотые" индексы ("150", "218", "212" итд). Исключением был разработанный Кировским заводом Т-50,который так и шел, как "Т-50".
Так вот, в переписке Кировского завода применительно к некоторым изделиям в 1940-41 годах пару раз мелькнуло слово "объект". Например, в отношении тяжелого танка Т-220, который выступал как база для испытания агрегатов для будущего КВ-3.


ЦАМО РФ, фонд 38, опись 11355, дело №6, стр.132

Подобные обозначения были восприняты как сигнал к тому, что тему САУ "212", тяжелые танки "150" и "220" надо называть как "объект 212", "объект 150", "объект 220" итд. Это в корне неверно. Дело в том, что "150" и "220" идут как Т-150 и Т-220, а САУ 212 вообще без приставок. А еще Кировский завод вовсю применял слово "проект":

ЦАМО РФ, фонд 38, опись 11355, дело №6, стр.85

Кроме того, на Кировском заводе еще было и СКБ-4, которое проектировало и выпускало орудийные системы под "четырехсотыми" номерами. Например, первый вариант установки М-10Т в "большую" башню назывался МТ-1, а вот то, что принято называть "пониженной башней" КВ-2, называлось "402". Или "проект 402". Слово "объект" тоже проскакивало, что вносит некоторый диссонанс в "танковую" систему.

Вместе с тем, слово "объект" все же стало применяться по отношению к танкам и самоходным установкам. Но, опять-таки, в рамках одного предприятия. Что характерно, это был тоже Кировский завод, но уже эвакуированный в Челябинск. Проектировавшиеся там машины продолжали нести "двухсотые" индексы. Летом 1943 года в переписке стало использоваться слово "объект", конкретно с июля месяца:

ЦАМО РФ, фонд 38, опись 11355, дело №1377, стр.195

Не в последнюю очередь введению слова "объект" мы обязаны индексу "ИС". Первым его весной 1942 года получила машина, более известная как КВ-13. Между тем, в конструкторской документации она уже весной проходила как ИС-1 и с номером "233". Так получилось, что под номером "233" и индексом "ИС-1" скрывалось две, весьма отличные друг от друга машины. А весной 1943 года начались работы по машине "237", которая изначально имела индекс "ИС-3". Единственным разумным решением стало введения слова "объект". Правда с "объектом 240" получилась неувязка, потому что его несли и ИС-1, и ИС-2.
К слову, изначально слово "объект" применялось по отношению к опытным машинам. Как официальное обозначение своей продукции ЧКЗ стал его использовать только с марта 1944 года. Вот с этой отправки танков ИС-2 (объект 240) в 71 ГвТТП:

ЦАМО РФ, фонд 38, опись 11355, дело №2571, стр.60

Применялось слово "объект" только к "своим" машинам. Выпускавшийся в Челябинске Т-34 так и продолжал носить свой старый индекс:

ЦАМО РФ, фонд 38, опись 11355, дело №2571, стр.62

Более в годы войны слово "объект" по отношению к своей продукции никто не применял.
Tags: 212, ИС-2, КВ-13, КВ-3, Т-150, Т-220, архивное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments