June 6th, 2020

Из дружинниц в танкистки

Ленинградский фронт был весьма специфичным местом, особенно что касалось матчасти танковых частей. Здесь нередко служило то, что в других местах уже давно пропало, бывали даже случаи восстановления сгоревших танков. Специфичность ТВД была такова, что тут можно было встретить БТ-5, БТ-2 и Т-26 даже в 1943, а порой и в 1944 году. Причем часть танков во вполне товарных количествах. Как раз примерно таким был 107-й отдельный танковый батальон. Начинал он боевые действия, имея в своем составе БТ-5 и БТ-7. Далее начался круговорот мачтасти, напрямую связанный с ожесточенными боевыми действиями. Как раз в это время отличилась дружинница Валентина Федоровна Николаева. 19-летний доброволец самоотверженно выполняла свой долг, отличившись при эвакуации раненных. А вот дальше ее судьба, как и судьба батальона, стала складываться не типичным образом.
После тяжелых боёв за Погостье батальон остался совсем без танков. В тылу, конечно, нашлись машины, которые позже отремонтировали (ими оказались Т-34 и КВ-1, позже еще добавились БТ), но отличился батальон совсем не этим. В ничейной полосе стояли бытие немецкие танки, вот как раз на них и положили глаз. В дерзкой операции участвовала и Николаева. В данном случае она позирует на фоне и внутри Pz.Kpfw.III Ausf.J, который удалось утащить в тыл. Машина снята вскоре после "набега", ей еще предстоит более серьёзный ремонт. В нем Николаева приняла самое непосредственное участие. При этом 107-й ОТБ вошел в состав 8-й армии Волховского фронта. Всего у немцев отжали 10 танков: помимо Pz.Kpfw.III, составлявших основу трофейной матчасти, имелись StuG III, а также Pz.Kpf.IV. Впрочем, к началу Синявинской операции состав 107-го ОТБ был несколько иной. Как пишут в отчете БТ и МВ 8-й Армии, к началу боев имелись 1 КВ-1, 1 Т-34, 4 Pz.Kpfw.III, 1 Pz.Kpfw.II, 1 Pz.Kpfw.IV, 3 StuG III, 1 БТ. Вот только отчет боевых действий 107-го ОТБ, который я уже выкладывал, слегла отличаются от этих данных. Всего батальон потерял в Синявинской операции 16 танков, из них 5 трофейных. Непосредственно в боях Николаева не участвовала, но к танкам отныне имела прямое отношение. Она занималась их ремонтом.
Collapse )

"Учитесь успеху!"

Рекламщиков и специалистов по социалке хватает в самых разных сферах, включая и военные структуры. Есть таковые и в структурах Министерства Обороны. И вот когда там берутся за подобную сферу, часто получается, скажем так, интересно. Вот прямо как данном случае. Не то, чтобы они сказали неправду, но выглядит...
Collapse )

Лучшая альтернатива

Начало войны американцы встретили, имея на танках радиальные авиационные двигатели. Для средних танков предназначался 9-цилиндровый мотор Continental R975, лицензионная версия известного авиационного двигателя Wright R-975 Whirlwind. Мотор специфичный и требовавший больших габаритов моторного отделения, но поначалу устраивавший американских военных. Но в 1941 году пришлось искать альтернативные силовые установки, поскольку танков запланировали больше, чем Continental могла обеспечивать "сердцами". В результате основная серия Medium Tank M4 "разрослась" на 4 варианта двигателей, включая и дизельный. Одним из них стал наш герой - Ford GAA. Этот 18-литровый V-образный 8-цилиндровый мотор изначально создавался как авиационный (точнее, его 12-цилиндровая версия). Впрочем, в таком виде он не пригодился, но долго мотор не прозябал. У него оказалось много плюсов: в виду того, что создавался двигатель как авиационный, он был легким и компактным, в этом отношении он выигрывал у всех остальных танковых двигателей. Когда пришлось увеличивать объемы производства, Ford предложил свой мотор, и на него очень быстро обратили внимание. Он стал штатным сердцем Medium Tank M4A3. Поскольку в пиковой нагрузке он развивал мощность 500 лошадиных сил, M4A3 стал самым подвижным среди себе подобных. Неудивительно, что после войны американцы старались оставить себе машины, оснащенные Ford GAA. Также эти двигатели использовались на части истребителей танков GMC M10, а позже на GMC M36. Ставились они и на самоходные установки GMC M7B1. Кроме того, имелась несколько измененная версия мотора, получившая обозначение Ford GAZ. Форсированный до 520 л.с. мотор применялся на неудачливом штурмовом танке T14. Еще одной версией стал Ford GAF, впервые его использовали на Medium Tank T20. Впрочем, по-настоящему массовым Ford GAF стал на другом танке - Heavy Tank T26E3, он же Heavy Tank M26. Одним словом, мотор получился очень удачным.
Поскольку машины с этим двигателем служили долго, и их "сердце" тоже оказалось долгожителем. Как раз такой мотор стоит в экспозиции военного музея в Оверлоне. Судя по шильдику, двигатель капиталили в 1975 году. Собственно, благодаря такой долгой карьере Ford GAA всё еще можно достать, если сильно понадобится.
Collapse )

"Всё исторично!"

Есть среди любителей союзных бронефантазий определенная прослойка людей, занимающихся тем, что принято называть купцовщиной. Это приделывание к шасси одного танка башни другого, или орудия, или еще чего-нибудь. Подобными экспериментами на бумаге эти ваши интернеты весьма так заполнены, самое страшное начинается, когда за такое берутся в масштабе 1:1. Причем не просто берутся - уже брались несколько десятилетий назад. Самый страшный результат этих бесчеловечных экспериментов находится в Киеве. Там некий любитель бронетанковой вивисекции порезвился так, что глаза на лоб лезут, а в статьях периодически появляются комментарии на тему "а что это за самоходка". Ну а тамошний бронепоезд заставляет вытекать глаза. Впрочем, не Киевом единым. В наших краях тоже бывают веселые кадавры. А еще была (как минимум была, есть ли сейчас, не знаю) вот такая чудо-машина. Где именно она стояла, или до сих пор стоит, не знаю, но прямо эпическая сила. Понятное дело, что просто приварили к шасси, но видок просто потрясающий. Как говорится, срочно в игру.
Collapse )

Большая критика сверху

Вполне рядовым явлением бывает ситуация, когда описание боевых действий слегка так отличается от того, что происходило в реальности. Это нормальное явление для всех армий мира, прием часто дело совсем не в попытках исказить. На разных уровнях информация может слегка трансформироваться, примерно как знаменитое письмо Дяди Федора. Поэтому ЖБД танкового полка может не совпадать, в деталях, с ЖБД соединения, куда он входил, а дальше армия, а дальше фронт... А уж когда начинается написание труда, посвященного какой-то операции, так тут вообще тушите свет. Между тем, иногда так бывало, что командующие армиями и фронтами оказывались читателями рукописей таких трудов. И вот тогда получали самые разные результаты. В данном случае рецензентом оказался генерал-полковник Г.Ф. Захаров, командующий 2-м Белорусским фронтом. Судя по происходящему, он открыл для себя немало нового в Могилевско-Минской операции. Особенно понравилась фраза "я еще был жив тогда".
Collapse )

"Имени Павлика Морозова"

В отличие от населенных пунктов, у которых названия появляются не просто так, садовые товарищества более свободны в этом деле. В результате порой на свет появляются СНТ и прочие образования, которые звучат, скамем так, любопытно. Вот тут, наверное, хорошие соседи, возможно из органов.
Collapse )

Дорога смерти

Одной из характерных деталей фотохроники лета 1941 года - это разбитые колонны техники Красной Армии, которые стояли вдоль дорог, часто сброшенные в кювет. Их очень любили фотографировать простые зольдатены, и роты пропаганды, даже не догадываясь, что такое может быть и в обратную сторону. 23 июня 1944 года началась операция "Багратион", практически день в день с началом Великой Отечественной войны. Только Красная Армия была уже немного другой, да и тех, кто фотографировал разбитые колонны летом 1941 года, сильно поубавилось. Одним из эпизодов операции "Багратион" стала Бобруйская операция, которая началась 24 июня. Батов повел свои танки через болото, по наведенным гатям, чего немцы совсем не ожидали. Бобруйскую группировку стали брать в "клещи", после чего началось срочное отступление немецких войск. И вот тут за лето 1941 года оттянулась советская штурмовая авиация. Авиаторы, в отличие от пехоты, фотоаппараты имели в достатке, благодаря чем у них куда ярче фиксировались результаты применения. И таким оказался погром 9-й немецкой армии, которая отступала под Бобруйском. Смешалось тут всё. ЗСУ и зенитные орудия у отступающих были, но особо они не помогли, штурмовики устроили железный фарш. Отступление превратилось паническое бегство, часть техники было просто брошено, она стояла вдоль дороги, или просто на ней.
Collapse )