June 13th, 2020

Условно тяжелый швед с электромеханикой

Еще с конца 30-х годов шведы пытались сделать танк, больший по размерам, чем Landsverk L-60, а также имеющий более толстую броню и более мощное вооружение. В 1938 году данная машина получила обозначение Landsverk LAGO. По вполне понятным причинам внешне он довольно сильно напоминал Strv m/38 (Landsverk L-60 для шведской армии, со шведским мотором, 37-мм пушкой, новой башней и так далее), но говорить о том, что это был просто увеличенный лёгкий танк, не приходится. Несмотря на общую схожесть ходовой части, на деле она у LAGO была полностью своя. Поскольку двигателя необходимой мощности у шведской промышленности в те годы просто не было, инженеры Landsverk установили на танк два мотора Scania-Vabis 1664, те же самые, что стояли на Strv m/38. Благодаря такому решению 15-тонная машина по удельной мощности вполне соответствовала лёгкому танку. Вооружение у нее было вполне приличным - 47-мм противотанковая пушка Böhler M35. Поскольку машина предполагалась скорее как экспортная, зарубежное вооружение было вполне нормальным явлением.
Пока шли работы по LAGO, ситуация в Европе всё больше накалялась. В ситуации, когда более крупной боевой машиной заинтересовалась шведская королевская армия, конструкторское бюро Landsverk разработало улучшенный вариант танка LAGO. Его эскизный проект, датированный 8 июня 1940 года, заметно отличался от исходной машины. Длина выросла до 6 метров, а боевая масса увеличилась до 17 тонн. Не в последнюю очередь это было связано с тем, что толщина лобовой брони составляла теперь солидные 50 мм. Это позволяло надёжно защитить танк от тогдашних противотанковых пушек. Естественно, переделали и другие элементы шасси, включая ходовую часть. И это было только началом. 17 марта 1941 года появился новый вариант: длина машины ещё чуть увеличилась, а её проектная боевая масса достигла 18 тонн. По итогам появился 20-тонный вариант танка, получивший обозначение LAGO II. На вооружение Шведской Королевской Армии его приняли как Strv m/42. При этом формально он являлся тяжелым танком.

Collapse )

Приплюснутое

Позавчера случилась презентация игровой консоли нового поколение "Игорь Тонет 5", в смысле Sony Playstation 5. Как обычно, картинки красивые, графоний имеется, но мем "Игорь Тонет" появился не на пустом месте. А еще японцы решили догнать и перегнать производителей надкушенных яблок и решили сделать дизайн. Нет, в принципе что-то в этом есть, но понравилось не всем. Какой-то пластиковый сэндвич получился, на любителя. Разумеется, новая игровая консоль пошла в народ, но не совсем так, как это предполагали в Sony.

Collapse )

Красный длиннобазник

В 2018 году Олдтаймер Галерея отмечала 100-летие Пожарной Охраны. 17 апреля 1918 года был издан Декрет "Об организации государственных мер борьбы с огнём", который и положил начало советской пожарной охране. Посему красных машин огнеборцев на Галерее было много. Как вполне рядовых, но уже классических пожарок, так и настоящих уникумов. Одним из них стал вот этот экземпляр, восстановленный в мастерской Евгения Шаманского. Это пожарный автонасос ПМЗ-1 на шасси АМО-4. Под обозначением АМО-4 выпускали длиннобазную версию АМО-3, своеобразного мостика между "машинокомлектным" АМО-2 и полностью советским ЗИС-5. Сам по себе этот автомобиль очень редкий, а такой-то и вовсе уникум. Позже ПМЗ-1 выпускали на другой базе - ЗИС-11, то же самое, но уже основа ЗИС-5. Дебютировала машина еще на "Автоэкзотике", причем довольно давно, но одно дело поле Тушинского аэродрома, а другое - выставочный зал "Сокольников". Грех не поснимать.
Collapse )

Расплата за Стражу на Рейне

Начавшаяся 16 декабря 1944 года операция "Стража на Рейне", которая должна была стать если не триумфом немецкого оружия, то как минимум серьёзным поражением союзных войск, закончилась 29 января 1945 года совсем иначе. А именно крайне болезненным поражением. Мощный ударный кулак попросту сточился об американскую оборону, локальные успехи на практике лишь подсластили пилюлю поражения. Немцы потеряли много ресурсов, которые оказались невосполнимыми. Ну а дальше началось отступление, периодически превращавшееся в настоящий коллапс.
Участвовали в данной операции и истребители танков Panzer IV/70 (V), причем в очень большом количестве - 210 штук. Машины вполне приличные, способные бороться с большинством образцов союзной бронетехники, но не способные остановить наступление. Входили эти машины как в "чистые" дивизионы истребителей танков, так и в смешанные, где служили и Jagdpanther. Во время сражения за Арденны их сильно «проредили», к концу операции "Стража на Рейне" их было уже меньше половины от изначального состава. В феврале 1945 года данные машины пытались удержать плацдарм рядом Марнахом, Люксембург. Этого, впрочем, им сделать не удалось. 6-й американской бронетанковой дивизии удалось устроить немцам погром, расквитавшись за Арденны. Местность в районе Марнах превратилась в железный фарш. Он лежал и на дороге, и в кюветах, и даже в реке Оур. Поскольку район данного населенного пункта был важной транспортной артерией, ее перекрытие стало для немцев чудовищной проблемой. В феврале их из Люксмебурга выперли, ну а дальше была Германия.

Collapse )

Кепка с третьей попытки

Идея поставить командирскую башенку на Т-34 витала давно - еще с конца 1940 года, когда в СССР испытали Pz.Kpfw.III Ausf.G. Башенка должна была появиться на Т-34М, выпуск которого предполагался со второй половины 1941 года. Но, как известно, не сложилось, а с обычным Т-34 в то время не возились - хватало работы по увеличению его выпуска. К вопросу снова вернулись ближе к середине 1942 года, причем командирские башенки разрабатывались сразу несколькими заводами. Местами "кепки" были весьма экзотичного вида, причем некоторые напоминали не то, что потом пошло в серию, а комбашенку Т-50. Ближе к концу 1942 года данные работы затихли, ибо снова на первом месте встал вопрос о росте выпуска Т-34. Наконец, 7 июня 1943 года было подписано постановление ГКО №3531 "Об установке командирских башенок на танках Т-34". Только после него, наконец, и появились на Т-34 башенки.
Тут есть еще один нюанс. Постановление ГКО лежат в РГАСПИ, в фонде 644. Некоторое время назад эти постановления оцифровали, ныне они лежат на сайте "Документы Советской Эпохи". Но! Одно дело ГКО, это верхушка, а ниже находился НКТП - Наркомат Танковой Промышленности. А уже там оформлялся приказ по НКТП, который подписывался, в зависимости от того, кто тогда был наокомом, либо Малышевым, либо Зальцманом. Вот как раз приказ №338сс от 9 июня 1943 года подписывал еще Зальцман. Во многом из-за СУ-12 он вскоре лишится своего поста, и на него вернется Малышев. Справедливости ради, именно Зальцман оказался тем, благодаря кому Т-34 стал настолько массовым танком. Он даже пошел против "родного" Кировского завода, где вместо КВ главным танком стал Т-34. В результате за первое полугодие 1942 года было сдано 4384 Т-34, а за второе - 8150 штук. Так вот, эти самые приказы находятся в РГАЭ, и за ними придется идти в фонд 8752 (НКТП).
Collapse )

Битва в сельпо

Многие уже второй день по дачам, а что там делать, когда дождик льет, да еще и прохладно? Скучно ведь. Так что реклама такого времяпровождения вполне подходящая. Естественно, имели в виду одно, а получилось слегка иное.
Collapse )

Моторные страдания

В межвоенные годы, а также значительную часть Второй мировой войны, Curtiss являлась законодателем среди американских истребителей. Но ближе к середине войны незыблемые, казалось, позиции стали стремительно расшатываться. P-40, самый известный американский истребитель начального периода, стал уступать то P-47, то P-51. Самое печальное, что на Curtiss упустили момент, когда еще можно было что-то сделать. Там зацепились за P-40 и пытались из него выпилить что-нибудь, в надежде снова вернуться в лидеры. Как показала практика, ничего хорошего из этого не получилось.
Одним из характерных примеров дрыгания Curtiss туда-сюда стала программа XP-53, которая переросла в XP-60. Последняя стала настоящим калейдоскопом удивительных историй о том, как пытаться воткнуть в самолет то один, то другой двигатель. Сначала был Rolls-Royce Merlin, потом Allison V-1710-75, потом всё тот же Allison V-1710-75, но уже с нагнетателем. Дальше Chrysler XIV-2220, а за ним Packard V-1650-3... При этом красавцем XP-60 не назовешь. От изящного, по своему, P-40, там осталось немногое, и каждый раз машина становилась всё уродливее и уродливее. Что хуже, она продолжала безнадежно уступать конкурентам.
Всё это время на Curtiss пытались воткнуть моторы водяного охлаждения. Но в какой-то момент там вспомнили, видимо, про P-36, махнули рукой, и... и на свет появился XP-60E. Чем-то похожий на P-47, но установка в него мотора воздушного охлаждения R-2800-10 помогла не особо. Скорость XP-60E оказалась выше XP-60D, но ниже, чем у XP-60A и XP-60C. Тем не менее, на Curtiss решили продолжать линию с мотором R-2800-10. Так на свет появился YP-60E, пожалуй, самый ладный из линейки. Машина получила каплевидный фонарь, который сделал самолет еще более похожим на P-47, но... И по вооружению, и по скорости самолет уступал P-47D, а на дворе был 1944 год. Зачем это чудо конструкторской мысли было надо в таком виде, решительно непонятно. Так что программу P-60 благополучно зарубили. Хорошо, что Гленн Кёртисс, умерший в 1930 году, всего этого не видел.
Collapse )