Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

Исходник с перспективами

Нередко так бывает, что на мероприятия, посвященные классическим автомобилям, привозят не лоснящиеся экземпляры, а казалось бы, мало кому интересные рыдваны, и они оказываются, в реальности, ничуть не менее интересными. Именно это случилось в прошлом году на Олдтаймер Галерее Ильи Сорокина. На стенде Музея Автомобильной Техники УГМК, Верхняя Пышма, находилось два крайне интересных автомобиля. Это КИМ-10, первая советская малолитражка, созданная по мотивам Ford Prefect. Машина не самая известная, поскольку у нее судьба оказалась сложная. Дело в том, что полноценного серийного производства автомобиля наладить не удалось, поэтому выпуск оказался крайне ограниченным. После того, как началась война, выпуск машин данного типа прекратился, причем некоторое количество (72 "гражданских" машин) уехало в Красную Армию.
Впрочем, был еще и третий автомобиль - из коллекции Сергея Симонова. И вот он был едва ли не интереснее отреставрированных экземпляров. Да, в таком неприглядном виде, но зато комплектным, этот автомобиль дожил до наших дней. Тут уже не скажешь, что это "реплика", этим и ценен данный экземпляр. Как уже показал опыт Москвича-415С, в мастерской Сергея Симонова умеют возрождать отечественные машины, в том числе и такие редкие. Так что ждем машину после реставрации.

Collapse )

"Хотели подешевле"

В 20-е годы, а также в начале 30-х годов, французы постепенно "накачивали" легкие танки, в результате получилось что-то напоминающее танк среднего типа. По хорошему счету, идея была не такая уж и плохая, потому что тот же Char D1 имел вполне приличное вооружение (самое мощное в классе), да и наличие отдельного радиста являлось плюсом. Кроме того, концепцию трехместного танка с одноместной башней далее для себя дернули немцы (семейство Pz.Kpfw.II) и японцы (Ха-Го), так что тупиковой концепция Char D1 была не столь уж и плохой. Но имелись и минусы, прежде всего речь шла о массовости. Поставки танков данного типа осуществлялись Renault с 1931 по 1934 годы, для серии в 160 штук как-то не очень. Это не считая той драмы с башнями, что шла еще два года после окончания выпуска.
В начале 30-х годов Генри Айнсворт, главный конструктор Hotchkiss, предложил идею делать легкий двухместный танк с широким применением литых элементов. В июне концепцию танка, имевшего массу 6 тонн, обсудили в Консультативном совете по вооружениям (Conseil consultatif de l'armement). Его участникам идея показалась крайне интересной, поскольку танк получался недорогим и, как следствие, массовым. Но на запах крупного контракта потянулись другие желающие, прежде всего та же Renault, имевшая в то время практически монополию на танки. 2 августа 1933 года были сформулированы требования на разработку нового лёгкого танка, который должен был заменить безнадёжно устаревшие Renault FT. Требования во многом перекликались с теми, что предъявлялись в своё время к будущему Char D1. Согласно им, новый танк должен был иметь броню толщиной 30 мм и вооружаться либо двумя пулемётами, либо пушкой калибра 37 мм. Скорость машины не превышала 10 км/ч, так что получался тот же Renault FT, но с более толстой бронёй.
Устроенный французским пехотным командованием конкурс привлёк внимание 14 компаний, включая и Renault. Там быстро сделали легкий танк Renault ZM, который и оказался в фаворитах конкурса. Он был едва ли не самым медленным среди участников, но зато дешевым, опять же, от Renault. А вот Hotchkiss со своим проектом "пролетела", причем там явно дело было в конкурентной борьбе. Кроме того, в ходе работ ужесточились требования к броневой защите - теперь она составляла 40 мм. Это должно было, по идее, защищать от 25-мм противотанковой пушки. Вот как раз в такой спецификации Renault ZM и приняли 29 апреля 1935 года на вооружение французской армии как Char léger Modèle 1935 R. Он же Renault R 35. Он был самым дешевым, но французские военные еще не знали, какую гадость сами себе подбросили.

Collapse )

Зеленый восторг

На нынешней Олдтаймер Галерее Ильи Сорокина второй зал был полупустой, но стояли там машинки крайне интересные. По крайней мере для тех, кто слегка так в теме разбирается.Кое-что я выкладывал, часть машин было на более ранних галереях, но скажу так. Там была вот эта машина, и остальные. Живая классика английского автоспорта.
В 1926 году Bentley запустила в производство одну из самых известных своих машин - Speed Six. С подачи Вульфа Барнато, который был фактическим спонсором Bentley в те годы, родился настоящий спортивный монстр. 147-сильный мотор, который имел объем 6,6 литров, позволял разгонять машину до 140 км/ч. Для 2 тонн массы очень даже прилично. Но на Галерее была куда более интересная версия Speed Six. Это гоночная версия с 200-сильным мотором и укороченной базой. Данная версия просто разгромила всех конкурентов на трассе в Ле Мане, причем победителем стал тот самый Вульф Барнато, который был не только очень богат, но и обладал талантом гонщика. А еще данная машина - это просто технический восторг. Машина была безумно дорогой, но достаточно просто немного ее поизучать, и становится понятно, откуда такой ценник. Реально произведение технического искусства.
Collapse )

Разведывательная альтернатива от Citroën

В 20-е и начале 30-х годов Citroën находился в зените славы, с точки зрения военных разработок. Благодаря сотрудничеству с Адольфом Кегрессом, первым, кто создал по-настоящему удачную полугусеничную схему, компания Андрэ Ситроена "отъела" приличный кусок военного "пирога". Да, он в межвоенный период был очень маленьким, но, как говорится, на безрыбьте и рак... Правда, поначалу в основном речь шла о полугусеничных автомобилях и броневиках на их базе. Тем не менее, был и танк: им оказался Renault FT-Kégresse, модернизация на ходовой части Адольфа Кегресса. Результаты боевых испытаний в Марокко оказались противоречивыми, но машина получилась серийная, она экспортировалась и даже чуток повоевала. Куда успешнее оказалась работа на кавалерию: уже в первой половине 20-х годов у нее появились полугусеничные броневики. Первым из них оказался itroën 10 HP P 4 T, изготовленный на полугусеничной базе Citroën-Kégresse P 4. Дальнейшее развитие этого направления привело к созданию Schneider P 16, первой массовой машины по программе AMC (Automitrailleuse de Combat, боевой бронеавтомобиль). Эти броневики по ряду ТТХ вполне тянули на роль колесных (точнее, полугусеничных) танков-разведчиков. Что по массе, что по вооружению, только броневая защита чуть хуже, да и то, смотря с чем сравнивать. У танков-разведчиков броня порой была ничуть не толще.
В такой ситуации появление полугусеничного танка было лишь вопросом времени. Нет, официально у кавалерии танков не было от слова совсем, но это официально. А на практике спецификация на бронемашины могла предусматривать полугусеничную, а то и гусеничную базу. Как раз это и случилось в ходе запуска 4 августа 1930 года программы моторизации французской кавалерии. Там почти сразу появился "броневик"-разведчик, здорово напоминавший танкетку. В 1931 году данная машина стала обозначаться как вседорожный лёгкий броневик для ближнего боя. Вскоре (16 января 1932 года) это обозначение сменилось на AMR (Automitrailleuse de Reconnaissance, разведывательная бронемашина). Так вот, в конкурсе на AMR выиграла Citroën с полугусеничным "броневиком" Citroën P 28. Правда, счастье было недолгим: несмотря на то, что Citroën P 28 выпустили тиражом в 50 штук, с самого начала он рассматривался как учебная машина. А победа осталась за Renault и ее гусеничным танком-разведчиком Renault VM, который приняли на вооружение как ARM 33 VM. Но Citroën жаждала реванша, и он, спустя несколько лет, почти случился. Речь идет об AMR Citroën P 103, вполне удачной машине, которая стала жертвой обстоятельств.

Collapse )

Многостаночный аппарат

Такое произведение автомобильного искусства, как "Запорожец", уже давно стал культовой машиной. Чего только из него не делали, в том числе и с точки зрения "альтернативного" использования. Однако совершенству нет предела, а посему находятся всё новые и новые способы использовать машину. В том числе и вот такие. Как говорится, как тебе такое, Илон Маск.
Collapse )

Пожарный насос на горьковской базе

Позапрошлой весной в Сокольниках наблюдалось большое скопление старинных пожарных автомобилей. Отмечалось 100-летие советской пожарной охране, ради этого события частные и государственные музеи привезли на Олдтаймер Галерею Ильи Сорокина свою технику. В том числе и бывший музей "Авторевю". Показали они машину может и не самую редкую, но, без сомнения, ключевую в истории отечественных пожарных машин.
В 20-е годы автомобили в советские пожарные команды поступали разные, но потребность в них была огромной. Отечественных шасси было немного, так что нередким явлением было использование зарубежной техники. Ситуация стала меняться в конце 20-х, когда стало явно, что в Нижнем Новгороде будет строиться завод Ford. Собственно говоря, грузовики Ford и так поступали в Советский Союз, а скорый выпуск таких машин у нас подстегнул разработку пожарной техники на "фордовской" базе. Так появился вот этот автомобиль - ПМГ-1, или пожарная машина на шасси ГАЗ, модель №1. Вместо кузова ставилось пожарное оборудование, включавшее в себя и центробежный насос. Сбоку имелись места для расчета из шести человек. Ехали пожарные лихо, а еще они звонили в колокол. Так что приезд на место бедствия был ярким и громким шоу.
Выпускались ПМГ-1 в Москве и Ленинграде, это были самые массовые пожарные машины того периода. Увы, время берет своё, так что теперь ПМГ-1 - большая редкость. Ну а таких, у "Авторевю", и вовсе единицы. Так что машина стала настоящим украшением выставки.
Collapse )

Еще одна попытка возродить

"Руссо-Балт" является одной из золотых мечт многих коллекционеров автомобильной техники. Да, может и для мирового автопрома заурядная марка, но не для России. Один из редких примеров, когда русский автомобиль всё же стал более-менее серийным. Самой массовой и дорогой стала модель С-24/30, вполне приличная для своего времени машина. Всего их выпустили 347 штук, 2/3 с открытым кузовом "торпедо", который вполне подходил на роль штабной машины. Собственно говоря, такова была судьба большей части этих машин, на этой же базе делался и броневик.
Ни одного автомобиля этого типа до наших дней не сохранилось, но некоторые всё же решились на воссоздание данной машины. Причем таковых нашлось минимум два коллектива. Оба присутствовали на недавней Олдтаймер Галерее Ильи Сорокина. В данном случае пока дело дошло до шасси, но есть конструкторская документация. Посмотрим, чем всё закончится, даже если это будет хорошая реплика, уже хорошо.
Collapse )

Чересчур задний привод

Желание следовать модным традициям и разным модным движениям могут довести до беды. Как раз такое случилось со второй по значимости немецкой автомобильной маркой. Вот теперь непонятно, зашквар ли ехать на ней, или нет. Посоны волнуются.
Collapse )

Red goes fasta!

Олдтаймер Галерея Ильи Сорокина в 2018 году была весьма разнообразна с точки зрения пожарной техники. Это связано со 100-летием Пожарной охраны, но были тут и экспонаты, которые к нашей пожарной технике не имеют отношения. От этого они не становились менее интересными, было на что посмотреть. Например, на вот такую интересную конверсию. Бывали разные конверсии, например, пожарной машины в гоночную, как это случилось с American LaFrance Speedster. Но обычно ситуация оказывалась совсем иной - переделка сугубо гражданской машины в пожарную.
Именно такое случилось вот с этим образцом. Cadillac Series 314, выпускался с 1925 по 1927 года, конкретно эта машина выпущена аккурат посередине - в 1926 году. Роскошный для своего времени автомобиль с 5,2-литровым V8 модностью лошадиных сил и очень немаленьким ценником - более 4 тысяч долларов. Был это исходно седан, но... возможно, свою роль сыграл кризис 1929 года, в общем, владелец машины был вынужден от нее отказаться, скорее всего по бросовой цене. И оказался роскошный седан у пожарных. И заверте... Превратился автомобиль в скоростную пожарную машину, которая довольно долго служила, дожив до наших дней вот в таком виде. Даже какой-то шарм в этом есть. Если ее и восстанавливать, то как пожарку, она так интереснее выглядит.
Collapse )

Не переживший амплитуду в автомобилестроении

В конце XIX века началось настоящее помешательство на ниве автомобилестроения. Шутка ли - в одних только США вскоре существовало несколько сотен марок. Такой бум, естественно, далее имел печальные последствия. А именно массовый мор этих самых автомобильных марок. Машина - это не телега, а потому в каждой мастерской не делается, началась жесткая конкуренция, а дальше всё по теории дедушки Дарвина. Он был умный, что работает в живой природе, то и в других сферах одинаково. Первая волна мора автомобильных марок случилась ближе к концу нулевых годов XX века, а следующая через 5 лет. Среди померших марок оказалась и вот эта - Lozier Motor Company.
Генри Лозьер начинал с велосипедов, но вскоре, как и многие, увлекся автомобилями. Образована Lozier Motor Company была в 1900 году, сначала базировалась в Платтсбурге, а далее перебралась в Детройт (зря это они, там было и так тесно). Как и многие такие марки, Lozier участвовали в соревнованиях, причем весьма успешно. На этой волне выпускались дорогие автомобили, вроде представленного в 2017 году на Олдтаймер Галерее Ильи Сорокина Lozier Type 77. Эта машина была выпущена в 1913 году, более чем 6-литровый мотор выдавал на-гора 50 лошадиных сил. Весьма прилично на тот момент. Но - ДОРОГО! Больше 5 тысяч долларов за машину (а тип 77 стоил и вовсе 7 тысяч), это в разы дороже конкурентов. Неудивительно, что спрос всё больше падал, а в 1915 году Lozier Motor Company сказала "ой всё". Ну а эта машина ныне в Музее Техники Вадима Задорожного.
Collapse )