Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Неиспользованный задел

Корпус немецкого сверхтяжелого танка Pz.Kpfw.Maus с серийным номером 351453, один из трех, которые были захвачены на складе завода Krupp в Эссене. В Эссен, помимо англичан, прибыли американские специалисты. Интересно, что в докладе американской команды технической разведки под командованием капитана Филдинга указываются 2 корпуса и 3 башни. Между тем, анализ фотографий чётко говорит о том, что и корпусов, и башен имелось по 3 штуки. На двух корпусах лежало две башни, включая башню 351452. Отдельно стояли корпус 351453 и ещё одна башня (судя по маркировке T4, это башня 351454). Как им это удалось, неизвестно, возможно, был захвачен склад с "Егермейстером", по крайней мере, некоторые выводы из сделанного отчета вызывают подобные подозрения. При этом летом 1945 года был сделан мощнейший отчет с кучей иллюстраций.
Collapse )

Редкий вид

В ноябре 1943 года Челябинский Кировский Завод начал выпуск тяжелых самоходных установок ИСУ-152. Довольно быстро темп их производства вырос: уже в декабре сдали 30 штук, в январе 1944 года 50, в феврале 75, а в марте - 150. Как раз март 1944 года стал пиковым месяцем. При этом поначалу поставщиком корпусов ИСУ-152 был завод №200, Челябинск. Челябинские корпуса легко отличить по длинным поручням, как раз как у этой машины. Уже с ноября 1943 года к работе по УСУ подключился УЗТМ. Поначалу там делали носовые части корпуса и бронировки системы, но уже с января 1944 года началась работа по переделке цехов под выпуск бронекорпусов ИС-152. Ведь на фоне увеличения производства корпусов для ИС-2 завод №200 в январе 1944 года сдал 70 комплектов корпусов и рубок для ИСУ-152, в феврале их было 56 штук, в марте 35 штук, а в апреле и вовсе ни одного. В конце концов УЗТМ, выпускавший корпуса ИСУ-152 с февраля 1944 года, стал их единственным производителем. Свердловские корпуса имели короткие поручни. Ныне ИСУ-152 с челябинскими корпусами огромная редкость, но минимум две такие машины выжили. Одна стоит в Пароле, Финляндия, а вторая - в Музее отечественной военной истории. Причем "финская" машина теми самыми поручнями.
Collapse )

"Пригорело в край"

В истории советского танкостроения имелись проекты, реализация которых выглядела весьма, скажем так, нестандартно. Именно это можно, в полной мере, говорить о тяжелом танке ИС-6, работа над которым началась и, в общем-то, закончилась скандалом. Вообще-то завод №100 должен был разрабатывать глубокую модернизацию ИС-2, но... 18 апреля 1944 года в ГБТУ КА отправилась жалоба от нового военного представителя на заводе гвардии инженер-полковника А. Вовка. В письме он сообщил о странных активностях на заводе. На заводе он обнаружил комнату, у входа которой была выставлена охрана. Нового военного представителя туда не пустили, мотивируя это тем, что внутрь можно попасть только с личного разрешения Ж.Я. Котина. На вопрос, что это за помещение, Котин ответил, что это его личная рабочая комната. А на самом деле там как раз втихую проектировался ИС-6. Уже потом выяснилось, что танк промежуточный, то есть на замену Объекта 701 он не тянет. Ну и дальше дело пошло плохо. Машина получилась откровенно сырой и не имеющей перспектив. Прошло меньше года, и снова письмо от Вовка. Про безобразия на заводе и ИС-6. Одним словом, данный танк имел судьбу в стиле "и жил грешно, и помер смешно".
Collapse )

Долгая послевоенная жизнь

6 ноября 1943 года на вооружение Красной Армии была принята самая массовая в истории тяжелая самоходная артиллерийская установка - ИСУ-152. Это была очень удачная для своего времени машина. Она не только имела мощное вооружение, но и вполне приличную броневую защиту. Всего с ноября 1943 по 1947 год было сдано 2815 ИСУ-152, из них 350 в 1945-47 годах сдал Кировский завод в Ленинграде. Вообще в 1945-49 годах создавались боевые машины, которые должны были сменить ИСУ-152, но дальше опытных экземпляров и макетов дело не продвинулось. То же самое случилось и в 50-е годы. В результате ИСУ-152 очень долго служила, проходя при этом несколько модернизаций. Наиболее простой и массовой стала ИСУ-152М. Внешне эти машины не сильно отличались от обычных ИСУ-152, главной задачей при модернизации было повышение надежности. Менялись катки и траки, мотор, изменялся "обвес", часть машин получило крышу рубки с люками от Т-10. Поскольку модернизацией занимались разные заводы, то и внешний вид ИСУ-152М отличался.
Collapse )

По другую сторону баррикад

По результатам многочисленных публикаций одного известного автора фантастических книг про танки вокруг такой машины, как Т-19, возник ореол машины, так и не получившей своей башни, при этом часто ее создателем именуется С.А. Гинзбург, якобы работавший то в ГКБ ОАТ, то на заводе "Большевик". Всё это слегка так не соответствует действительности, то есть является одним из многочисленных мифов. Во-первых, никакой нужды в новой башне не было в принципе, поскольку башня Т-18 третьей серии изначально создавалась с расчетом на возможность установки "37-мм пушки повышенной мощности", даже сохранились чертежи установки этой пушки, которая, впрочем, так туда и не попала (как и радиостанция, под которую городили кормовую нишу). Прорабатывалась не новая башня, а спаренная установка пушки и пулемета, а это две большие разницы. Зато на опытный образец не попал курсовой пулемет, который, по проекту, как раз был. Кроме того, Т-19, судя по переписке и обсуждению эскизного проекта, должен был получить возможность плавать, для чего ставились поплавки. Эту идею подрезали на Großtraktor, который Гинзбург как раз видел. Ну и самое главное - роль Гинзбурга в программе Т-19.
Collapse )

Экраны с вариантами

Когда в конце 1941 года повторно возникла идея устанавливать на Т-34 экраны, едва ли не главной движущей силой в этом направлении стал завод №112. По крайней мере, как раз сормовские чертежи экранировки мелькают в переписке по ГАБТУ КА. Запустили программу экранов в феврале, и во всё том же феврале она и закончилась. А вот дальше могут быть вариант, как и вот в этом случае. Да, попадаются танки с явно использованными корпусами или башнями, которые взяли из задела. Но вот в данном случае, скорее всего, дело совсем не в заделе. На экраны похоже, но на самом деле это, скорее всего, результат заделки трещин, которые действительно похожи на дополнительную броню. Может даже они и сработают как допброня, если снаряд попадет не в район трещины, но вообще поставлены они совсем не для того. Вообще для завода №112 трещины были огромной головной болью, это касалось как башен, так и корпусов, особенно верхней лобовой детали.
Collapse )

Великий и могучий

Телевизионщики местами жгут напалмом ничуть не меньше, чем их газетно-журнально-интернетные коллеги по цеху. На этой неделе отличился канал РБК. В общем-то вроде ничего такого, но на самом деле звучит термоядерно.
Collapse )

Перспективный шнобель

Одним из танков, чьи боевые характеристики явно переоценивают, оказался ИС-6. Данный танк иногда считается чуть ли не новым словом в советском танкостроении, но на самом деле это не совсем так. Да, в нем реализовали новые идеи, прежде всего что касается рациональных углов наклона брони, но в реальности танк получился не совсем чтобы новым словом. К тому же его продолжали улучшать. Во второй половине ноября 1944 года ОКБ завода №100 разработало модернизированный вариант Объекта 252. В нём реализовали новую носовую часть корпуса, разработанную В.И. Таротько. За характерную форму она получила прозвище «щучий нос». Это позволило не только увеличить стойкость броневых листов, но и перенести люк механика-водителя на крышу отделения управления. Строить его, впрочем, не стали. Испытания "обычного" ИС-6 показали, что ходовая часть танка крайне ненадежная. За 825 км пути из строя вышло 14 опорных катков, средняя долговечность катка не превышала 200-300 км. В связи с этим ОКБ завода №100 разработало усиленный каток, впрочем, и он, судя по всему, не стал финальным вариантом решения проблемы. Ещё одной серьёзной проблемой стала работа генератора ВГ-50. Имелись и нарекания к генератору постоянного тока К-73. Ёмкости топливных баков (480 л) хватало лишь на 100-120 км пробега. В общем, ИС-6 стал тупиковым путем развития отечественного танкостроения.
Collapse )

Как хочешь, так и понимай

Как я уже недавно писал, одним из источников различных домыслов и неточностей, связанных с советским танкостроением военного периода, являются сводные отчеты заводов за годы войны. Часть из них была написана в духе "мы пахале", и когда эти отчеты включали в себя сразу несколько заводов (а на УЗТМ такое было в 1942 году), получалось грустно и смешно. Это особенно касалось самоходной артиллерии, в том числе тяжелой. Одним из таких невезучих аппаратов стал проект тяжелой самоходной установки У-19. Общее описание установки было закончено в мае, а чертежи — в июне 1942 года. Эскизный проект У-19 отправился в адрес ГАУ и ГАБТУ 12 августа 1942 года. Руководил работами по поистине хтоничному аппарату Л.И. Горлицкий, но в итоге военные, посмотрев на чудовище, которое сами и заказали, перекрестились и постарались быстро о существовании У-19 забыть. Это я к чему: в отчете У-19 за годы войны про Горлицкого вообще забыли, с датами разработки тоже нелады, ну и в целом написано на отвали. В результате исследователям в те времена, когда было открыто не всё, приходилось ломать голову, что относится к чему. Ибо есть текст, есть пара иллюстраций с чем-то явно калибра 203 мм. Красноярскому самородку, который продолжает кукарек про "всё давно написано", снова пламенный превед.
Collapse )

MNH в помощь

Один из немецких истребителей танков Jagdpanther Ausf.G1, который был изготовлен заводом MNH. История появления этого завода в списке производителей оказалась необычной. Существенный ущерб, который понёс MIAG в октябре 1944 года, заставил пересмотреть планы по выпуску Jagdpanther. В результате дополнительную нагрузку взял на себя завод MNH, один из основных поставщиков Pz.Kpfw.Panther. Тогда же было решено подключить к выпуску берлинскую Maschinenfabrik Bahn Bedarf (MBA). Согласно планам, MNH сдавал 20 Jagdpanther в ноябре 1944 года, 30 – в декабре, ещё 30 – в январе 1945 года, после чего выпуск прекращался. Для обеспечения выпуска на MNH из MIAG отправили партию из 80 корпусов, причём 20 из них всё ещё имели вырезы под два смотровых прибора механика-водителя. Совсем иные планы были по MBA: первые 5 машин там сдавали в ноябре, 10 – в декабре, 20 – в январе 1945 года, 30 – в феврале, 45 – в марте, 60 – в апреле, 80 – в мае, 90 – в июне, а с июля завод выходил на ежемесячный выпуск 100 Jagdpanther.
Подключение к выпуску ещё двух заводов позволило, наконец, вывести производство Jagdpanther на минимально приемлемый уровень. В ноябре удалось сдать 55 машин (35 MIAG, 15 MNH и 5 MBA), а в декабре заводы сдали уже 67 машин (37 MAN, 19 MIAG и 11 MBA). Пик производства пришёлся на январь 1945 года: тогда сдали 72 машины, из них 37 сдал MIAG, 30 – MNH, и 5 – MBA. Низкие темпы выпуска на MBA привели к тому, что от идеи прекращения выпуска Jagdpanther на MNH пришлось отказаться. Все три завода продолжали производство до самого конца войны. При этом согласно планам, скорректированным в феврале 1945 года, ежемесячно MIAG должен был сдавать 60 машин, а MNH и MBA – по 20. Всего же за всё время выпуска, исключая опытные машины, удалось сдать 425 Jagfdpanther, из них 270 сдал MIAG (серийные номера 300001-3000270), 107 штук выпустил MNH (серийные номера 303001-303107), и 48 пришлись на долю MBA. Что же касается машин MNH, то их легко определить по характерному камуфляжу.
Collapse )