Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Главная премьера "Моторов Войны"

Вплоть до вчерашнего утра оставалась интрига, успеет ли мастерская Евгения Шаманского закончить проект, который предполагался главной новинкой 7-го международного слёта "Моторы Войны", или нет. Уж больно много времени требовалось для того, чтобы данный аппарат обрел возможность движения. Но в мастерской совершили маленький подвиг, и вот в субботу утром лагерь проснулся от характерного грохота тракторного мотора. Так начинался первый заезд на "Моторах Войны" настоящего уникума.
До начала 30-х годов подавляющее большинство тракторов, которые выпускались в Советском Союзе, представляли собой вариации на тему зарубежных тягачей. Но в 1934 году на серийное производство поступил первый советский гусеничный тягач, который стал однозначно оригинальной разработкой. Речь шла об "Коминтерне", производство которого развернулось на ХПЗ (позже он стал заводом №183). Крайне интересная машина, которая весьма существенно изменилась в ходе пути к конвейеру. На ХПЗ к тому времени выпускались танки БТ, да и "Коминтерн" имел к танкам определенное отношение. Точнее, его ходовая часть. Дело в том, что до БТ предполагался выпуск другого танка - Т-24, но его производство оказалось крайне скромным. Зато его ходовая часть легла в основу "Коминтерна". В движение его приводил 15-литровый 4-цилиндровый мотор, 30 км/ч быо вполне достаточно.
Основной задачей "Коминтернов" стала перевозка тяжелой артиллерии. Впрочем, они применялись и как средство эвакуации танков, иногда впрягали пару таких тягачей. "Коминтерны" разделили судьбу своих наследников - тягачей "Ворошиловец". До недавнего времени их было известно 0 штук. Не так давно пара таких тягачей оказалось у Олега Титберии, правда, без моторов. А вот коллекции Евгения Шаманского оказался комплект, который включал в себя и мотор. Предупреждаю сразу, машина еще в работе, поэтому есть некоторые условности, да и снимать кабину пока не было смысла. Но всё равно - это бомба, машина вполне резво каталась по слёту, не оставляя равнодушных.
Collapse )

"Этот товарищ нам не товарищ!"

Документы 100-летней давности местами заставляют если не улыбнуться, то впасть в состояние некоторой задумчивости. В данном случае рассматривается дело инженера Михайлова, который работал на заводе аэропланов "Анатра", Симферополь. На дворе лето 1917 года, вторая революция еще не случилась, но первая уже да. И в общем обсуждение данного не товарища весьма интересное. Особенно фраза "А ежели он останется на заводе, то спортит всё стадо" приводит в состояние легкого ступора.
Collapse )

Незаметная замена орудия

Лето 1943 года наглядно показало, что запущенные в мае работы по самоходным артиллерийским установкам нового типа оказались очень своевременными. Вместо штурмовой САУ, которой являлась СУ-122, требовалась совсем другая машина - с ярко выраженными противотанковыми функциями. Вооружение долго искать не пришлось: на испытаниях конца апреля 1943 года 85-мм зенитная пушка 52-К пробила лобовую броню немецкого тяжелого танка Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E на дистанции свыше километра. Неловкость ситуации заключалась в том, что 85-мм пушку разрабатывали еще с лета 1940 года, причем тогда же захотели и средний истребитель танков с тем же оружием. Но по ряду причин работы зашли в тупик, причем аж три раза, а в апреле 1942 года переключились на средний "штурмовик", по результатам получив СУ-122. И вот спустя почти 3 года всё по-новой. Правда, уже с одним нюансом. Каким бы тесным не было боевое отделение СУ-122, но теперь проектировать сменщика предстояло на той же базе и в тех же рамках боевого отделения.
К финализации работы по сменщикам СУ-122 подошли как раз в разгар Курской Дуги. К 20 июля 1943 года было готово три самоходные артиллерийские установки - СУ-85-I, СУ-85-II и СУ-85-IV. Отличались они между собой орудиями. СУ-85-I и СУ-85-IV получили 85-мм орудия разработки ЦАКБ, а в СУ-85-II установили 85-мм орудие Д-5С-85. Машины оперативно доставили на Гороховецкий АНИОП. Полностью не выдержали испытания все представленные системы, вместе с тем, стало очевидно, что Д-5С-85 явно предпочтительнее. 8 августа 1943 годаСталин подписал постановление ГКО №3892сс «Об организации производства 85 мм самоходных артустановок на базе танка Т-34 на Уралмашзаводе». В том же месяце были готовы первые машины, принятые на вооружение как СУ-85. Данная машина стала самым массовым советским средним самоходом военного периода. При этом в ходе производства машина постоянно изменялась, сменили и орудийную систему. Замена не особо заметная, но она привела к тому, что даже индекс машины немного изменился.

Collapse )

Лечение белых пятен лопатой

Наверное, самым внезапным танком Красной Армии является такая машина, как Т-60. Мало того, что его приняли на вооружение Красной Армии еще до изготовление первой машины, так еще в его истории более чем хватает белых пятен. В своё время я небольшую (на 200 с чем-то страниц) книгу по нему выпустил, но практика показала, что и этого объема маловато для того, чтобы охватить всё, что с этим танком связано. И дело не только в объемах: время идет, а вместе с ним потихоньку начинают всплывать разные вещи. Которые иногда оказываются "тем, чего нет". Вот как раз с Т-60 такое бывает.
Собственно говоря, сам по себе Т-60 является вещью в себе по целому ряду причин. Как известно, разрабатывало его КБ завода №37 в Москве, но, вопреки заблуждениям, именно в Москве его не выпускали от слова совсем. Один опытный образец, который Н.А. Астров и В.П. Окунев перегнали в Горький, не в счет. Так вот, уже с августа 1941 года, то есть в момент, когда танк только вставал в производство, заводы, которые должны были его выпускать, начали вносить свои изменения. Например, ХТЗ решил частично унифицировать данный танк с ХТЗ-16, бронетрактором, который выпускался в Харькове. А дальше пошло-поехало.
Есть такая шутка, что на каждой выставке самозарождается ярмарка мёда. По этой аналогии на каждом сборочном заводе самозарождается движуха в местном КБ "а давайте сделаем свой танк, или как минимум под себя его перепилим". И вот как раз с Т-60 ровно то же самое происходило. Практически любой танк или САУ, которые выпускались на нескольких заводах, имеют отличия, а уж если они еще и имели корпуса/башни от разных предприятий, веселуха становится еще больше. И вот как раз с Т-60 была именно такая ситуация. Когда оба фактора накладывались один на другой, начиналось такое, что мало не покажется. Моя любимая тема - это танки завода №264 выпуска весны-лета 1942 года. Даже по самым скромным подсчетам там получается не менее 300 комбинаций внешнего вида танка, что на порядок больше известных фотографий данных машин в тот период. Можете примерно себе представить, сколько еще открытий чудных ждет исследователей. И вот как раз случилось совсем недавно, благодаря копарям. Как раз то самое "то, чего не может быть".

Collapse )

Резервная площадка

Одной из особенностей немецкого бронетанкового производства было то, что более-менее приличный тем достигался за счет вовлечения в выпуск нескольких заводов. Впервые это обкатали еще на Pz.Kpfw.I, производство которого "размазали" по нескольким заводам. То же самое повторили и в случае с Pz.Kpfw.II, а далее с Pz.Kpfw.III. Поначалу выпуском занимались заводы, до того производившие иную продукцию, но уже при выпуске Pz.Kpfw.II началась производственная карьера Alkett, который был чисто военным заводом, построенным Rheinmetall-Borsig. Надо сказать, что таковых было немного, но именно эти площадки стали местом, где выпуск танков и САУ достиг апогея.
Одним из таких заводов оказался MNH (Maschinenfabrik Niedersachsen Hannover) из Ганновера, основанный весной 1939 года Eisenwerks Wülfel. Это был чисто танкосборочный завод, производство на котором началось в 1940 году. Поначалу выпуск был не особо большим, но уже в случае с Pz.Kpfw.III Ausf.J-N на долю завода в Ганновере пришлось 725 танков, для немецких предприятий это очень даже приличная цифра. Впрочем, по-настоящему завод развернулся с 1943 года, когда начался выпуск Pz.Kpfw.Panther. Уже в первый год MNH собрал 460 танков данного типа, это третий показатель по массовости. Еще 1230 танков данного типа собрали в 1944 году, больше оказалось только у MAN. Могло быть и больше, но в определенный момент в рейхсминистерстве вооружений и боеприпасов оказались вынуждены организовать там выпуск тяжелых истребителей танков Jagdpanther. Мера вынужденная,да и особо много MNH выпустить не смог, но тем не менее.

Collapse )

Битва оружейников

В предвоенные годы вооружение для танков в основном разрабатывалось КБ завода №8 (Калининград, ныне Королев), а также ленинградскими КБ. Во второй половине 30-х, в случае со средними и тяжелыми танками, вперед начало вырываться орудийное подразделение Кировского завода под руководством И.А. Маханова. Первой удачей стала 76-мм пушка Л-10, а далее последовала Л-11. Впрочем, к последнему орудию имелась масса претензий, поэтому в серию орудие пустили, но при этом вопрос 76-мм танковой пушки оставалось. И вот тут случился звездный час В.Г. Грабина и КБ завода №92. Под руководством Василия Гавриловича создали целое семейство 76 мм орудий. Это Ф-32, затем последовала Ф-34, а на ее базе создали ЗИС-5, предназначенную для тяжелых танков семейства КВ. Семейство Ф-34/ЗИС-5 стало самой массовой танковой пушкой в истории, повторив судьбу буксируемого собрата - ЗИС-3. Другой вопрос, что такой долгожительницей, как ЗИС-3, данное семейство не стало. Дело тут не в том, что пушка плохая (она-то вполне удачная), просто танковые орудия устаревали быстрее.
Еще в 1940 году, по заданию ГАУ КА и ГАБТУ КА, КВ завода №92 начало работу над 85-мм орудием Ф-30. Исходно оно планировалось в штатную башню КВ-1, но оказалось, что "маловато будет", потому работы привели к созданию танка Т-220 (он же КВ-220). Первый подход к 85-мм танковой пушке оказался не особо удачным: само орудие было слишком большим, да и "носитель" чересчур тяжелый. Тема Т-220 и Ф-30 затихла в 1941 году, но только для того, чтобы в конце 1941 года появился новый конкурент. Им оказалось КБ УЗТМ, "усиленное" специалистами, которых эвакуировали в Свердловск. Среди них оказался и Л.И. Горлицкий, который в Ленинграде руководил орудийным направлением Кировского завода. Плюс еще специалисты КБ завода №8. Это не считая того, что на УЗТМ работал Ф.Ф. Петров, он руководил орудийными работами, а еще здесь трудился В.Н. Сидоренко, имевший богатейший опыт разработки орудий. Одним словом, в Свердловске собралась сильная команда.
Первое их 85-мм танковое орудие, У-12, оказалось "бумажным", то же самое случилось и с разработкой КБ завода №8 - ЗИК-1. Впрочем, и у КБ завода №92 дела не клеились. 85-мм танковая пушка ЗИС-25 также существовала только в виде эскизного проекта. Со стороны ГАБТУ КА имелась критика к этому орудию, в частности, теснота боевого отделения. В конце 1942 года оба коллектива преобразовали. Из завода №8 выделили завод №9, который стал заниматься танковыми орудиями (на самом деле нет, первой системой стала буксируемая Д-1), главным конструктором стал. Ф.Ф. Петров. Что же касается Грабина, то по его инициативе было создано ЦАКБ (Центральное Артиллерийское КБ) на месте завода №8, то есть в подмосковном Калининграде. Так появилось два КБ, имевших богатый опыт. Рано или поздно случилась бы битва титанов, а началась она весной 1943 года, когда стали создаваться 85-мм орудия для нового танка - Объект 237.

Collapse )

Промышленный малоразмер

Несмотря на то, что в первой половине XX века основную скрипку на железных дорогах играли паровозы, потихоньку появлялись тепловозы, а также электровозы. У последних ареал использования существенно ограничивался электрификацией железнодорожных путей, тем не менее, потихоньку они и у нас входили в дело. В том числе это касалось и промышленных предприятий. Кроме того, имелась электрификация и у городских трамваев, так что у промышленных электровозов была работа и там. Одним из таких локомотивов был ЭП 0-2о-0 ГЭТ, он же ЭП (Электровоз Промышленный), он же ГЭТ (Государственный Электротехнический Трест). Выпуск ЭП начался в 1938 году, выпускался тремя предприятиями - заводом "Динамо", Метровагонмашем, а также Подольским паровозоремонтным заводом. В виду специфичности выпуск оказался скромным - всего 83 локомотива за период с 1930 по 1938 год. Небольшой электровозик, весьма симпатичный, особенно с учетом времени выпуска. ЭП имел разные вариации, включая узкоколейную, снегоочиститель, и так далее. До наших дней сохранилось несколько таких электровозов. Один из них, с номером 4, ныне находится в Музее Железных Дорог России, Санкт-Петербург. Правда, этот отсъем сделался до переезда на Балтийский вокзал. Выпущена данная машина была в 1936 году в Подольске, до 1986 года он трудился на Московском электроламповом заводе. С электричеством, разумеется, там было всё хорошо.
Основная галерея тут: https://www.facebook.com/yuripasholok/media_set?set=a.2607570542794357&type=3
Collapse )

"От рабочих слышу!"

Как и в любом нормальном военном музее, на Поклонке есть средний танк Т-34. Причем не один. Первым является "гайка" завода №183 с именем собственным "Доватор", воевавшая в составе 33-й танковой бригады и потонувшая в болоте во время марша. Речь пойдет про второй танк, выпуска завода №112. В отличие от Нижнего Тагила, который быстро перешел на шестигранные башни, на "Красном Сормово" долго выпускали "пирожки", как на жаргоне моделистов называют башню исходной формы, была она у 112-го завода литой. Машина также выпуска 1942 года, и также утонула в болоте. Когда ее поднимали, обнаружилась надпись "Казахстана". Недолго думая, в музее написали "От рабочих Казахстана". Так вот, не было такой колонны. Машина из состава 7-го танкового полка, а колонна называлась "Комсомол Казахстана". Об этом известно уже лет 10, но до сих пор всё на прежнем месте. Так машина выглядела летом 2005 года, ныне стоит немного иначе.
Основная галерея тут: https://www.facebook.com/yuripasholok/media_set?set=a.2600581163493295&type=3

Collapse )

На ленинградском направлении

В начале 1942 года завод №183, СТЗ и завод №112 начали реализацию постановления ГКО №1062сс «О танках Т-34 и Т-60». Согласно этому документу, с 15 января все Т-34 должны были выпускаться с экранированной до 60 мм лобовой частью, а с 15 февраля — с утолщённой до 60 мм бронёй. При этом головной стала экранировка Т-34 завода №112, выполненная в виде небольших фрагментов брони. Завод №112 начал изготовлять экранированные корпуса и башни с 1 февраля, всего там изготовили 80 экранированных корпусов и 109 экранированных башен. Уже 23 февраля последовала отмена задания по экранировке, но не менее полусотни сормовских машин ее получила. Именно эти танки стали самыми известными среди себе подобных. Летом 1942 года они засветились в Ленинграде, как при проезде по осажденному городу, так и на учениях. Апогеем их карьеры стала Синявинская операция, которая, впрочем, показала, что экраны не особо помогают от новых немецких пушек калибра 75 мм.
Collapse )

Бумажный гигант

Весной 1941 году на Кировском заводе стартовал конкурс на разработку тяжелого танка КВ-4. Идея руководства была очень простая: за счет того, что задействовали более двух десятков конструкторов, случился мозговой штурм, который гарантировал какие-то интересные идеи. Выиграл духовский, самый консервативный проект, но третье место не менее интересно. Занал его проект Н. В. Цейца. Николай Валентинович был самым опытным инженером в коллективе КБ Кировского завода. Его проект оказался прогрессивным и консервативным одновременно. От второй пушки конструктор отказался, посчитав её ненужным рудиментом. Особенностью проекта Цейца стала довольно высокая башня, позволявшая размещать 107-мм унитарные выстрелы вертикально вдоль её бортов. Подобная концепция в теории позволяла заметно упростить работу заряжающего. Для компенсации значительной высоты башни корпус был сделан максимально низким. Между отделением управления и МТО Цейц сделал своеобразную «ступеньку». Машина, несмотря на габариты, оказалась далеко не самой тяжелой. 90 тонн - это весьма средний показатель. Проект этот не победил, но стал базой для другого танка - КВ-5. Причем он, судя по всему, и стал бы тем мега-КВ, который строили в металле.
Collapse )