Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Дайджест статей за январь 2021 года

В отличие от ЖЖ, который продолжает топтаться на месте, и который вызывает всё меньше желания тратить на него слишком много времени, канал на Яндекс дзен продолжает развиваться. Сразу должен сказать, что для меня этот самый канал вообще ни разу не является источником заработка, хотя некоторые восприняли это именно так. Во-первых, у меня есть основная работа, причем таковой она является уже больше 10 лет. И она для меня является приоритетной, а все эти дневники и прочее - это скорее саморазвитие и использование свободного времени с пользой. А времени этого стало намного меньше. Во-вторых, для меня лично более ценным является другое, а именно бумажные публикации. Например, в февральском номере М-Хобби напечатана моя статья по FCM 36. Статья немного неожиданная, даже для себя, но если предложили написать, то почему бы и нет. Статью в бумажном виде можно показать, а вы как себе представляете "смотрите мой канал" при разговоре с людьми, далекими от интернета? Вот я лично никак не представляю. В-третьих, сама по себе политика Яндекса такова, что заработок с ЭТОГО крайне сомнителен. По мотивам того, что Яндекс вытворяет с трафиком (а там реально какой-то интернет по талонам), хотел было написать развернутый пост. А потом подумал - а зачем оно надо? Не для того делал. Ну а те, кто решил себе делать канал, должны знать простую вещь. Сначала у вас будет большой трафик, а потом вдруг дочитывания уйдут в минималку. Поэтому вы сами должны решить, что вам надо. Кстати говоря, с трафиком последние две недели творится странная вещь, похоже, они опять там себе что-то поломали.
Для себя я уже давно решил, зачем оно мне надо. Во-первых, для меня лично это саморазвитие как исследователя. Трогая одну тему, вдруг обнаруживаешь связь с другой темой, и поехало. Во-вторых, это своеобразный инкубатор. Как я уже говорил, приоритетными для меня являются бумажные публикации, но тему лучше лишний раз пощупать подобным образом. В-третьих, как не крути, а аудитория в Дзене оказалась более вменяемой, чем в ЖЖ. Буйные есть и там, но их гораздо меньше. И это при том, что на канале по состоянию прямо сейчас уже больше 4320 подписчиков. Это за 4,5 месяца, на всякий случай. Так что ежели чего, заходите.

https://zen.yandex.ru/yuripasholok

Collapse )

Только мы с конем

Финская армия, в виду ограниченных возможностей собственной промышленности, могла себе позволить небольшой объем каких-то технических решений. Нет, финны даже сами пушки себе делали, но на фоне тех же шведов их промышленность выглядела весьма так скромно. Это касалось и механизации артиллерии. Но иногда помогала смекалка. Например, вот такой "хай-тек" в отношении камуфляжа для техники. Нет, про маскхалаты все слышали, но про ТАКОЙ вряд ли.
Collapse )

Литая голова для 30-ника

17 июля 1941 года Молотов подписал постановление ГКО №179сс "О выпуске легких танков Т-60 на заводе № 37 Наркомата среднего машиностроения". Согласно этому постановлению, с августа 1941 года на заводе №37 в Москве начинался выпуск малых танков Т-60, представлявших собой сухопутную версию разведывательного танка-амфибии Т-40. Всего, с августа по декабрь 1941 года, предполагалось выпустить 1600 таких танков. При этом с завода №37 снималось задание по организации выпуска танка Т-50, который оказался не обеспечен моторами, а сам завод не тянул его по оборудованию. Кроме того, с августа 1941 года прекращался выпуск артиллерийских тягачей "Комсомолец". Обеспечением завода №37 корпусами Т-60 продолжал заниматься Подольский завод им. Орджоникидзе. Впрочем, таким образом план на выпуск Т-60 выглядел считанные дни. 20 июля было подписано постановление ГКО №222сс "Об изготовлении 10 тысяч легких танков". Там также фигурировал завод №37, но теперь количество выпускавшихся танков выросло более чем в два раза - до 3500 штук. Добавлялся и второй поставщик корпусов, а также башен - Коломенский машиностроительный завод им. Куйбышева. Основная нагрузка всё равно оставалась на Подольском заводе им. Орджоникидзе, но в Коломне предстояло осваивать новую продукцию - корпуса танков. Всего за 1941 год их там требовалось выпустить 825 штук.
Следует отметить, что в двух постановлениях ГКО, а далее и в переписке, образовалась путаница, которая свела с толку многих исследователей. Дело в том, что под обозначением Т-60 скрывалось два танка, очень похожих технически, но сильно отличавшихся друг от друга внешне. На самом деле даже 20 июля 1941 года того Т-60, который мы все знаем, еще не существовало. Так называемый Т-60 с пониженным корпусом был разработан КБ завода №37 под руководством Н.А. Астрова. 23 июля вышел приказ НКСМ №360сс, согласно которому КБ завода №37 предписывалось разработать упрощенную конструкцию корпуса и башни танка Т-60. Вот эта самая машина, которая сформировалась к концу июля 1941 года, и стала тем Т-60, каким его все знают. На заводе танк получил чертежный индекс 060. А "исходный" Т-60 получил чертежный индекс 030, позже, в конце августа 1941 года, его стали именовать Т-30. Это, впрочем, нисколько не мешало продолжать его именовать Т-60, причем именно так он и проходит в переписке Коломенского завода.
В августе 1941 года Коломенский машиностроительный завод им. Куйбышева ни одного корпуса не сдал. Вместе стем, завод, возглавляемый директором Е.Э. Рубинчиком, не сидел на месте. По инициативе завода было построено два бронепоезда - "За Сталина!" и "Коломенский Рабочий". А в сентябре 1941 года началось производство корпусов Т-30. Следует отметить, что Подольский завод им. Орджоникидзе вплоть до конца сентября 1941 года продолжал выпускать по сути корпуса и башни Т-40, только с гомогенной броней толщиной 15 мм. А в Коломне, с самого начала, производили корпуса Т-30 с утолщенной до 20 мм броней и без ниши для водоходного оборудования. Первые корпуса Т-30 завод сдал в середине сентября, а до конца месяца сдал 154 штуки при плане 100. Таким образом завод смог закрыть долг по корпусам августа 1941 года и перевыполнил план в абсолюте. Основная часть Т-30 с утолщенными корпусами, которые завод №37 сдал в сентябре и октябре 1941 года, имели как раз коломенские корпуса и башни.

Collapse )

Кризисное КБ

В первые годы существования отечественного танкостроения вопрос создания танков решался относительно просто. Заказ на разработку выдавался на один завод, у него имелось несколько смежников, которые и решали все вопросы. Как раз подобным образом решался вопрос выпуска "Рено-русского". Обычно пишется, что машина выпускалась силами Сормовского завода, но опускается один маленький факт. Данная машина являлась продуктом кооперации: корпуса поставлял Ижорский завод, который изначально предполагался как место сборки данных танков. Поскольку фронт был близко, решили перенести производство в Нижний Новгород, но при этом корпуса остались всё равно за Ижорским заводом. Интересно, что потом этот же завод играл одну из ключевых ролей при выпуске других танков, оставаясь производителем корпусов и башен. Вторым смежником стал Обуховский завод, который выпускал вооружение - модификацию 37-мм пушки "Гочкис".
В дальнейшем на Ижорском заводе была предпринята попытка разработать новый танк, получивший обозначение "Теплоход АН". Разработку инженеров Г.В. Кондратьева и Д.С. Сухаржевского пытались строить несколько лет, но ничего путного из этого не вышло. Да и "Рено-русский" выпускать перестали довольно быстро, поскольку командование Красной Армии он не устраивал. Дополнительный субмур в происходящее вносило то, что танки несколько раз переподчиняли. Некоторое время они входили в состав Бронесил Красной Армии, а далее, довольно долгое время, танки относились к артиллерии. Аналогичная ситуация была и в ряде других стран. Довольно быстро стало понятно, что необходимо создавать танки под четкие тактико-технические требования, исходящие от непосредственного заказчика. Вместо заводских КБ требовалось создать специальную структуру, которая разрабатывала общую концепцию боевой машины, а заводы, в тесном сотрудничестве с данной структурой, доводили проект до серийного изделия. Таковой структурой стал Технический отдел ГУВП под руководством старшего инженера С.П. Шукалова. Появился Технический отдел ГУВП еще в 1921 году, но фактически его работа началась только с 1924 года. Приоритетными задачами стали создание малого танка сопровождения пехоты, а также маневренного (среднего) танка. В планах был и большой (тяжелый танк), но в ГУВП отдавали отчет, что на текущий момент времени советская промышленность его просто не потянет.
Отчасти возложенную на него задачу Технический отдел ГУВП выполнил. Наиболее приоритетным являлась разработка малого танка сопровождения пехоты, таковой был разработан под руководством В.И. Заславского. После разработки проекта "танка сопровождения (полкового)" работы по нему продолжились на заводе "Большевик". Первый опытный образец танка был готов в феврале 1927 года, а 6 июля того же года его приняли на вооружение Красной Армии как Т-18 (он же МС-1). Танк получился весьма удачный машиной, но имелся один существенный нюанс. Дело в том, что тактико-технические требования на машину датировались еще 1924 годом, а в каком-то товарном виде машина появилась только в 1929 году. Одновременно ГКБ ОАТ продолжал работы по маневренному танку. С первой, и даже со второй попытки его создать не удалось. Т-12, который был также разработан ГКБ ОАТ и изготовлен на ХПЗ, являлся третьей попыткой. Также в 1928 году была разработана танкетка Т-17. Все три танка (Т-18, Т-17 и Т-12) разработки ГКБ ОАТ базировались на технических решениях Т-18, и это постепенно становилось большой проблемой. Это осознавали и в УММ, которое образовало в ноябре 1929 года.

Collapse )

"И тогда он придумал конвейер"

Одной из программ обучение пехоты, которая появилась в межвоенный период, стала обкатка ее танками. То есть либо танки проезжали над пехотой, либо она, наоборот, проползала под танком. Бывало по всякому, одним словом.
Процесс "обкатки" был весьма муторным и долгим, опять же, много сразу не обкатаешь. Так что некоторые шли на хитрость, а заодно проявляли изобретательность и рационализаторство.
Вот такую интересную идею обкатали в конце 1944 года силами 60-го гвардейского стрелкового корпуса. За день там умудрились "обработать" 3621 человек. А всего-то надо было проявить смекалку.
Collapse )

Первые шаги сменщика Т-26

На начало Великой Отечественной войны наиболее массовым советским танком был Т-26. 13 февраля исполнится 90 лет с принятия решение о начале его производства на заводе "Большевик" (далее завод №174), где он сменил в производстве МС-1. Несмотря на то, что некоторые посчитали запуск в серию советского аналога Vickers Mk.E ошибочным, на самом деле это было верным решением. Правда жизни такова, что запуск в серию Т-19 и Т-20, потенциальных сменщиков МС-1, буксовал, да и смысла в них особо не имелось. Обе машины к тому моменту морально устарели, в отличие от базы Vickers Mk.E. Не лишенная недостатков, данная база оказалась более удачной, неслучайно танки на этой базе, в некоторых странах, дослужили до начала 60-х. Шасси английского танка и его потомков обеспечивало вполне приличные характеристики, достаточные для танка поддержки пехоты. Кроме того, уже в 1933 году начался выпуск однобашенного Т-26, который более-менее подходил на роль "общевойского" танка.
Самой главной проблемой было то, что Т-26 чересчур задержался в производстве. Причины такой ситуации стало то, что имелись проблемы со сменщиками. Сначала был Т-46, который даже приняли на вооружение Красной Армии и запустили в серию, но выяснилось, что танк чересчур "сырой", да и пожелания АБТУ КА привели к чрезмерному его усложнению. В 1938 году появилось задание на выпуск иного заменителя Т-26 - колесно-гусеничного танка СТЗ-25/СТЗ-35. Но эта машина оказалась еще более бестолковой, нежели Т-46, поэтому там еще на стадии опытного образца стало понятно, что смысла в данном танке нет. Посему к концу 1939 года сложилась ситуация, когда на вооружение Красной Армии приняли новый разведывательный танк-амфибию Т-40, средний танк Т-34, тяжелый танк КВ, но сменщика Т-26 всё еще не было.
4 февраля 1940 года завод №174 получил задание на разработку нового танка сопровождения. Согласно требованиям, данная машина, получившая обозначение "126" (позже Т-126), имела болевую массу 14-16 тонн, вооружение как у Т-26, броню толщиной 40 мм и скорость не менее 30 км/ч. Еще 2 февраля, в ходе обсуждения задания, указывалось, что руководить работами по "126" будет С.А. Гинзбург, при этом Семёна Александровича освобождали от других разработок. Таким образом Гинзбург, находившийся в некоторой опале после истории с Т-46, снова понадобился как главный конструктор. Заодно такой подход показывал срочность задания. Также работы над аналогичным Т-126 танком начали на заводе №185 (Т-125, ведущий инженер машины И.И. Агафонов) и СКБ-2 Кировского завода (Т-211, ведущий инженер А.С. Ермолаев).
Все три коллектива подготовили эскизные проекты своих танков в марте 1940 года, но 29 апреля 1940 года появились новые тактико-технические требования. Боевая масса ограничивалась 13 тоннами, экипаж составлял 4 человека, из них 2 в башне, скорость возрастала до 35 км/ч, толщина брони возрастала до 45 мм. Если раньше выбор был между дизелем "744" разработки КБ завода №185 и мотором В-2 завода №75, то теперь В-3 являлся единственным вариантом. Последнее было верным решением, ибо "744" был и слабее, и его перспективы (как и перспективы завода №185 в целом) весьма туманны.
Завод №185 сделать новый проект танка не успел, СКБ-2 Кировского завода существенно переделало проект Т-211, а завод №174 существенно изменил проект второго варианта Т-126. По сути получился новый танк, мало похожий на то, что предлагалось изначально. В переписке он проходил также как "С П". 13 июня 1940 года был подготовлен технический проект машины, а также полноразмерный макет. По сравнению с исходным Т-126-II масса снизилась до 15 тонн, а корпус стал больше похож на Т-34 (это было связано с замечаниями по поводу чересчур плотной компоновки исходного Т-126-II). Вместе с тем, требовалось получить массу на 2 тонны меньше. Как раз в связи с этим и был подготовлен альтернативный вариант танка, получивший обозначение Т-127. Его масса составляла 12,5 тонн. Впрочем, данный вариант танка отвергли, а на испытания вышли два варианта СП-126. Первый образец, законченный 30 августа 1940 года, имел расчетную боевую массу 17 тонн, а по факту еще больше - 17,7 тонн. Второй образец, имевший толщину брони 55 мм, оказался еще тяжелее - 18,3 тонны, его закончили 25 сентября. Машины оказались не особо удачными, не впечатлили они и Ворошилова в ходе демонстрации 11 октября. Идея размещения экипажа по типу Т-34 оказалась неудачной, поскольку в отделении управления было тесно. Тесной оказалась и башня, чей диаметр погона составлял 1250 мм. Вместе с тем, завод №174 всё равно работал явно быстрее Кировского завода. Их Т-211 был явно хуже, да и практическая реализация машины ограничивалась отлитыми корпусами, а также башнями. Одним словом, работы по сменщику Т-26 только продолжались.

Collapse )

Длинный ствол для Т-70 с задержкой на год

Великая Отечественная война внесла большие коррективы в планы по выпуску как танков, так и противотанковой артиллерии. Предполагалось, что 45-мм противотанковая пушка, которую узе в 1940 году считали недостаточно мощной, уступит свою роль новому орудию - ЗИС-2, разработанному КБ завода №92. Что же касается танкостроения, то и там были грандиозные планы. Новым советским легким танком должен был стать Т-50, принятый на вооружение Красной Армии 16 апреля 1941 года. Наиболее массовым танком Красной Армии данная машина уже не предполагалась (таковой считалась Т-34), вместе с тем, ниша танка сопровождения пехоты сохранялась. Машина запускалась в серию с вооружением в виде 45-мм танковой пушки обр.1938 года, хотя в планах всё же мелькал вариант в виде 57-мм танкового орудия. Война все эти планы пустила под откос, и если ЗИС-2 всё же попала в более-менее крупную серию (а в 1943 году производство данного орудия возобновилось), то Т-50 не повезло гораздо сильнее. Поскольку выпуск моторов В-4 не был налажен в крупной серии, танк не стал по-настоящему массовым, а его производство затихло в начале 1942 года.
В результате еще летом 1941 года потребовалась срочная замена, таковой оказался малый танк Т-60, созданный на базе разведывательного танка-амфибии Т-40. Машина была большим шагом назад, с точки зрения советской системы вооружения, но других вариантов не имелось. Т-60 выпускался на тех заводах, которые более солидных танков выпускать не могли, а в его конструкции использовались автомобильные агрегаты. Ну а вместо ЗИС-2 типовой противотанковой пушкой Красной Армии осталась 45-ка. То, что Т-60 и 45-мм противотанковая пушка обладают недостаточными характеристиками, знали хорошо. Поэтому еще в конце 1941 года начались работы по модернизации обеих конструкций. В случае с Т-60 шла работа по установке в него 45-мм танковой пушки. Это привело к созданию легкого танка ГАЗ-70, принятого на вооружение Красной Армии 6 марта 1942 года как Т-70. До Т-50 данный танк всё равно не дотягивал, но на фоне Т-60 имел куда большую боевую ценность.
Что же касается 45-мм противотанковой пушки, то в конце 1941 года начались работы по повышению ее бронепробития. Данные работы шли в Особом Бюро завода №172 (шарашкой), позже переименованном в ОКБ-172. Руководителем ОКБ-172 был полковник НКВД Н.А.Иванов, а руководил работами по орудию М.Ю. Цирульников, на тот момент заключенный, до ареста в 1939 году военпред на заводе №8. 5 февраля 1942 года был подготовлен проект модернизации, получивший обозначение М-42. 13 февраля Артиллерийский Комитет ГАУ КА выдал тактико-технические требования на орудия, а 14 марта на заводе №172 построили опытный образец орудия. 16-26 марта орудие успешно прошло испытания, был поднят вопрос о выпуске опытной партии

Collapse )

Самоход, про который предпочли забыть

В истории отечественных самоходных артиллерийских установок хватает белых пятен. Появились они по разным причинам, в том числе и не по совсем чтобы доброму умыслу. Особенно много вопросов возникает к тому, как выглядит "официальная" история средних самоходных артиллерийских установок. Если судить по историческому формуляру УЗТМ за годы войны, то кроме как там, более этих машин нигде не разрабатывали. Между тем, в этом самом формуляре отсутствуют какие-либо иллюстрации не то, что опытного образца У-35, который являлся прототипом СУ-122, но и некоей САУ, имевшей обозначение У-34. Рассказывается о том, как коллектив, возглавляемый Л.И. Горлицким, создал самоходную установку У-35, которую впоследствии назвали СУ-122 (что слегка так ерунда - индекс СУ-122 получила серийная СУ-35, случилось это в апреле 1943 года). Вскользь рассказывается об испытаниях, отчасти указываются недостатки, необходимость некоторой доработки, и... и всё.
Про то, как выглядела реальная У-35, впервые стало известно благодаря публикации историка отечественной бронетанковой техники Игоря Желтова в журнале "Броня". Увы, журнал прошел мало замеченным, но статья была отличной. Тогда еще не было известно о еще двух машинах - ЗИК-10 и ЗИК-11, их открытие принадлежит историку Сергею Агееву. Так вот, находки этих двух историков, да и мои собственные изыскания в ЦАМО РФ, слегка так меняют тот официоз, который указан в сводном отчете УЗТМ за годы войны. А заодно возникают крайне неприятные вопросы. Например, там указывается, что был некий конкурс с заводом №9. Что является немного так лукавством. Во-первых, завод №9 уже не прорабатывал никаких проектов на базе Т-34, во-вторых, группе Горлицкого были переданы материалы по ЗИК-11. Куда подевали авторы сводного отчета УЗТМ совесть, уже спросить некого.
Естественно, никаких изображений ни У-35, ни тем более ЗИК-11 в сводном отчете УЗТМ нет. Но есть еще и третья машина, которая имеет к СУ-35 (СУ-122) самое прямое отношение. Она даже упоминается в отчете, именуется она там как самоходная артиллерийская установка завода №592. Был предположение, что это СГ-122, но это не так. Дело в том, что до недавнего времени считалось - КБ завода №592, во главе с Е.В. Синильщиковым и С.Г. Перерушевым разрабатывали свои САУ исключительно на трофейной базе. На самом деле 122-СГ (она же СГ-122) была единственной такой машиной для КБ завода №592. Остальные создавались на отечественных шасси. Это касалось и двух штурмовых САУ на базе Т-34, именовались они СГ-122М и СУ-122У.

Collapse )

Мирная конверсия по-чешски

То, что танки часто овладевают мирными профессиями, известно давно. После войны часто их использовали в качестве тракторов, как краны и много чего другое. Девать их было особо некуда, а тут трактор, только срезай ненужное.
С этих событий времени прошло много, но подобные идеи всё еще продолжают оставаться актуальными. Например, вот такой мега-агрегат сваяли в Чехии, для работы на сталелитейном заводе в Остраве. Ну а что, вполне себе неплохая идея, опять же, не пропадать добру. Как можно заметить, агрегат не единичный.
Collapse )

Ко дню рождения наркома танкопрома

Если хорошо приглядеться, то можно практически каждый день находить события, имеющие отношения к танкам и танковой промышленности. Например, сегодня стукнуло 44 года со дня начала работ по тяжелой огнеметной системе ТОС-1, она же "Буратино". Есть и в этот день и другие даты, которые, впрочем, являются ничуть не менее важными. Как раз сегодня и есть такая некруглая дата. Исполнилось 118 лет со дня рождения Вячеслава Александровича Малышева, наркома среднего машиностроения, первого и последнего наркома танковой промышленности, первого министра транспортного машиностроения и одного из ключевых людей в советской атомной программе.
Собственно говоря, НКТП обычно и связывают с именем Малышева. Зальцман, чей юбилей был на прошлой неделе, пробыл на этой должности практически ровно год. В остальное время данную должность занимал именно Вячеслав Александрович, было это в самое трудное время. Да и в момент смещения на должность заместителя наркома у Малышева более чем хватало работы. В самый сложный момент он находился в Сталинграде, также он был вовлечен в самые ответственные программы того периода. Снимая Малышева с должности, Сталин прекрасно понимал, насколько ему был нужен данный человек. Оставил Вячеслав Александрович о себе хорошие воспоминания, кроме того, сохранился его дневник, большая часть записей в котором легко "пробивается" и соответствует действительности. Есть в дневнике и записи, посвященные Зальцману, причем в негативном ключе. Это вполне нормально, поскольку именно он сменил Малышева на посту наркома танковой промышленности. На этом фоне как-то ускользает момент, что Малышев с Зальцманом достаточно долгое время работали в одной связке. Да и в целом высказывается мнение о "плохом Зальцмане" и "хорошем Малышеве".

Collapse )